ТРУД


ТРУД
ТРУД. Содержание: Общая постановка проблемы...........881 Рационализация труда ............... 893 Рабочее время....................901 Женский труд....................911 Труд несовершеннолетних.............9? в Охрана труда и законодательство о труде . . . .933 Достижения охраны труда в результате первой пятилетки и очередные задачи во втором пятилетии .......................947 Общая постановка проблемы.* Маркс дал ряд определений труда. В частности он определяет Т. как «целесообразно направленную производственную деятельность», как «создатель потребительных стоимостей», как «целесообразную деятельность для создания потребительных стоимостей». В «Капитале» Маркс пишет: «Труд есть прежде всего процесс, совершающийся между человеком и природой, процесс, в к-ром человек своей собственной деятельностью опосредствует, регулирует и контролирует обмен веществ между собой и природой. Веществу природы он сам противостоит как сила природы. Для того, чтобы присвоить вещество природы в известной форме, пригодной для его собственной жизни, он приводит в движение принадлежащие его телу естественные силы: руки и ноги, голову и пальцы. Действуя посредством этого движения на природу вне его и изменяя ее, он в то же время изменяет свою собственную природу. Он развивает дремлющие в последней силы и подчиняет игру ее сил своей собственной власти». Характерной чертой Т. является «целесообразная воля, проявляющаяся как внимание», наличие сознательной цели. Т. е.сть категория социальная, неразрывно связанная с человеческим обществом. У животных имеются лишь первые инстинктивные животнообразные формы труда. Маркс говорит: «Мы предполагаем труд в форме, составляющей исключительное достояние человека». Энгельс, говоря о наиболее развитых в филогенетическом отношении обезьянах, указывает, что «тут нет еще труда в собственном смысле слова. Труд начинается только при изготовлении орудии», а также: «Животное пользуется только внешней природой и производит в ней изменения просто в силу своего присутствия; человек же своими изменениями заставляет ее служить своим целям, господствует над ней. И это последнее—важное отличие человека от остальных животных, и этим отличием человек опять-таки обязан труду». И вполне понятно поэтому, что основоположники марксизма всегда особенно подчеркивали соц. характер Т., непонимание чего в форме биологизации Т. приводит к грубейшим теоретическим извращениям, имеющим и серьезное политическое значение. Так, Маркс писал: «...В пределах * Проблема труда рассматривается здесь исключительно с точки зрения соц. гигиены, а не полит, экономии. этого мира общечеловеческий характер труда есть его специфически общественный характер». В другом месте он пишет: «...Раз люди так или иначе работают друг на друга, их труд получает тем самым общественную форму». Т. является, по словом Маркса, «независимым от всяких общественных форм условием существования людей, вечной естественной необходимостью; без него не был бы возможен обмен веществ между человеком и природой». Было бы однако грубой ошибкой рассматривать на этом основании труд как какую-то вечную впеисторическую категорию, со своими собственными имманентными, вечными и абсолютными законами. Наоборот, как писал Маркс, «Пример труда убедительно доказывает, что даже самые абстрактные категории, несмотря на то, что именно благодаря своей абстрактности они имеют силу для всех эпох, в самой определенности этой абстракции являются не в меньшей мере продуктом исторических условий и обладают полной значимостью только для этих условий и внутри их». Отсюда вытекает, что все проблемы, связанные с трудом, и в частности вопросы гигиены труда следует рассматривать в тесной связи с определенными соц. условиями, обязательно в конкретных рамках данной общественно-исторической формации.—Подчеркивая, что труд является социальной категорией и что ведущим и определяющим в нем является социальное, ни в коем случае нельзя упрощенчески недооценивать биологической стороны Т., связанной с ним тем, что в Т. человек выступает естественно' как «сила природы», как «животное, делающее орудие», т. е. как член общества*, являющийся однако одновременно и последней ступенью в эволюции животного мира. Маркс в своих работах всегда ясно отмечал биологическую сторону трудового процесса: «Сам человек, рассматриваемый просто как бытие рабочей силы, есть предмет природы, вещь, хотя и живая, сознательная вещь, а самый труд есть вещественное проявление этой силы». «Как бы различны ни были отдельные виды полезного труда или производительной деятельности, с физиол. стороны они являются во всяком случае функциями человеческого организма, и каждая такая функция, каково бы ни было ее содержание и ее формы, является по существу своему тратойчеловеческого мозга, нервов, мускулов, органов чувств и т. д.». Труд, по словам Маркса и Энгельса, является «естественным условием человеческого существования», «вечным естественным условием человеческой жизни», «основным условием всей человеческой жизни». Неоднократно те же идеи применительно к конкретной обстановке социалистического общества (о чем будет речь ниже) высказывали и гениальные продолжатели дела Маркса и Энгельса—Ленин и Сталин. И понятно поэтому, что ни в коем случае недопустимо ставить вопрос так, как это делают многие буржуазные ученые, а также вслед за ними делал долгое время и ряд наших советских профги-гиенистов и профпатологов, утверждая, что Т. является всегда и повсюду фактором патогенным, источником б-ней, ранней инвалидности и вырождения трудящихся. * Что именно общество является для человека первичной категорией, видно из того, что, как писал Маркс («К критике политической экономии»), «Человек есть в самом буквальном смысле zoon politikon, не только общительное животное, но животное, которое только в обществе и может обособляться». 883 • тг •уд Такая метафизическая, неисторическая постановка этого вопроса противоречит основам марксизма-ленинизма. Как известно, физиология, общая патология, а также клин. опыт совершенно ясно доказывают, что отсутствие нормальных трудовых функций, нормального упражнения всего организма и отдельных органов нередко приводит к «атрофии от бездеятельности», к нарушениям нормального питания, нормального кровообращения, нормального обмена и т. д., к недоразвитию или обратному развитию отдельных органов, к замещению более диференцированпых видов тканей менее «благородной» соединительной тканью. Известно также огромное значение Т., широко используемое в труд, терапии, для установления и поддержания нормальных корреляций в организме, для гармонического соотношения между соматикой и психикой, для создания надлежащих условий, обеспечивающих положительный общий тонус организма, нормальную, жизнерадостную, целеустремленную психику, устанавливающую нормальные связи личности с окружающей средой. И если несмотря на это бесспорным фактом при капитализме является отрицательное влияние условий Т. на здоровье и отдельных индивидуумов и целых коллективов, то это объясняется вовсе не какими-то имманентными свойствами Т. вообще, а специфичностью постановки Т. в определенных общественно-исторических условиях. Роль труда в происхождении человека. Труд играет огромнейшую роль не только в индивидуальной жизни отдельного человека и целых социальных групп населения, но и в филогенетическом развитии человечества. Этой великой исторической," формирующей роли труда не понимают ни буржуазные экономисты ни вульгарные эволюционисты. Впервые во всей глубине вскрыл эту сторону проблемы труда только Энгельс в своем очерке «Роль труда в развитии обезьяны в человека», в к-ром он на базе исключительно блестящего марксистского анализа, являющегося образцом единства биологического и социального, доказал основное положение, что «труд создал самого человека». Если условия жизни человекообразных обезьян привели их к вертикальной походке и стало быть к освобождению передних конечностей (рук) от участия в ходьбе, то дальнейшее «разделение функций между руками и ногами» стало возможным благодаря тому, что первобытные предки человека начали переходить к все более сложным действиям, дошедшим в конце-концов до производства и применения хотя бы самых простых орудий, и тогда, как говорит Энгельс, «решительный шаг был сделан, рука стала'свободной и могла совершенствоваться в ловкости и мастерстве, а приобретенная этим большая гибкость передавалась по наследству и умножалась от поколения к поколению». И в результате этого прогрессивно эволюционного прогресса, констатирует Энгельс, «рука,таким образом, является не только органом труда, она также его продукт. Только благодаря труду, благодаря приспособлению к все новым операциям, благодаря передаче по наследству достигнутого таким путем особого развития мускулов, связок и, за более долгие промежутки времени, также и костей, а равно и благодаря все новому применению этих переданных по наследству усовершенствований к новым, все более сложным операциям,—только благодаря всему это- му человеческая рука достигла той высокой ступени совершенства, на которой она смогла, как бы силой волшебства, вызвать к жизни картины Рафаэля, статуи Торвальдсена, музыку Паганини». Формирующая и созидательная роль Т. однако отнюдь не ограничивается тем, что устанавливается уже на первом этапе развития человека огромнейшее «расстояние между неразвитой рукой даже наиболее подобных человеку обезьян и усовершенствованной трудом сотен тысячелетий человеческой рукой. Число и общее расположение костей и мускулов одинаково у обеих, и тем не менее рука даже самого первобытного дикаря способна выполнять сотни операций, недоступных никакой обезьяне». Энгельс подчеркивает, что согласно основному положению диалектического материализма о неразрывной связи, взаимодействии и взаимовлиянии отдельных частей целого, недопускаю-щему в частности рассматривать живой целостный организм как простую сумму отдельных органов, рука не является чем-то самодовлеющим, и все изменения, вызываемые Т. в развитии руки и тесно связанным с этим усовершенствованием прямой походки, отражались и на всей остальной структуре организма, хотя бы сейчас еще не были до конца вскрыты все конкретные пути этого воздействия. Вместе с тем ТРУД> резко усилив и подняв на новую значительно более высокую ступень общественный характер взаимоотношений обезьяновидных предков человека, привел сначала к потребности в новой форме общения и общественных связей, а затем и к развитию на этой основе языка. В результате соответствующего эволюционного развития органов речи, как говорит Энгельс, «сначала труд, а затем и рядом с ним членораздельная речь явились двумя самыми главными стимулами, под влиянием к-рых мозг обезьян постепенно мог превратиться в человеческий мозг, к-рый при всем сходстве превосходит первый величиной и совершенством. С дальнейшим же развитием мозга шло параллельно дальнейшее развитие его ближайших орудий—органов чувств». А затем в процессе исторического развития шло непрерывное взаимодействие и взаимное влияние речи и.труда, определяющее дальнейшее всестороннее усовершенствование человека, как его соматики (в первую очередь мозга и органов чувств), так и сознания, причем дальнейшее соматическое и психофизиологическое совершенствование человека совершенно очевидно продолжается и поныне. И все это происходило затем уже в рамках сознательных отношений, в рамках общественных. И в этом именно заключается огромная биологическая и специально-филогенетическая роль Т., остававшаяся незамеченной и буржуазными учеными, и механистами, и меныне-виствующими идеалистами. Вместе с тем Энгельс показал, что Т. следует рассматривать только в неразрывном единстве биологического и социального. Энгельса явно не понимали и извращали как механисты, делавшие из высказываний Энгельса вывод об адекватном наследовании индивидуально приобретенных признаков, так и меньшевиствую-щие идеалисты, утверждавшие, что «генофонд» остается вечно неизменным и независимым от всяких социальных и вообще экзогенных воздействий. Между тем Энгельс ставил всю проблему сугубо исторически, подчеркивая, что речь идет вовсе не о кратковременном влиянии 88в резких изменений, передающихся адекватно от родителей потомству, а о воздействиях незначительных как-будто самих по себе, но действующих всегда в одном направлении в течение ряда поколений. Так, Энгельс писал: «До тех пор, пока первый булыжник при помощи человеческих рук мог превратиться в нож, должен был, пожалуй, пройти такой длинный период времени, что, в сравнении с ним, известный нам исторический период является совершенно незначительным». И в другом месте он писал: «Сотни тысяч лет, в истории земли имеющие не большее значение, чем секунда в жизни человека,—наверное протекли, прежде чем возникло человеческое общество из стада карабкающихся по деревьям обезьян. Но все же оно наконец появилось. И в чем же мы снова находим характерный признак человеческого общества, отличающий его от стада обезьян? В труде». Труд при капитализме и социализме. Все вопросы Т. и в частности вопросы оздоровления труда Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин всегда ставили в неразрывной связи с конкретными общественно-историческими формациями, в связи с определенными классовыми отношениями. И потому они четко различали условия Т. и влияние Т. на рабочего в условиях антагонистического капиталистического строя и в эпоху, когда исчезает основное противоречие между интересами пролетариата и интересами производства. Основоположники марксистско-ленинской теории с исключительной ясностью и убедительностью показали, что вся система капиталистического производства, основанная на применении машин, разделении Т. и фабричной организации Т., с абсолютной неизбежностью отражается исключительно пагубно на рабочем, калечит его не только физически, но и психически, лишает организм возможности гармонического развития и превращает Т. в каторгу, в источник вырождения пролетариата. В капиталистическом обществе «рабочий противопоставляется производству, последнее враждебно ему», ибо, как говорит Маркс, «не рабочий применяет средства труда, а средства труда применяют рабочего». Уже капиталистическая мануфактура, связанная с началом капиталистического разделения Т., выявляет характерное для капитализма отчуждение рабочего от средств производства, трудового процесса и создание между ними антагонистических отношений противопоставления, порабощения человека мертвыми элементами производственного оборудования, обеднения личности рабочего, нарушения физиол. законов и интересов его здоровья и т. д. Так, Маркс пишет в «Капитале»: «Мануфактурное разделение труда приводит к тому, что духовные силы материального процесса производства противостоят рабочим как чужая собственность и господствующая над ними сила. Этот процесс отделения начинается с простой кооперации, где капиталист по отношению к отдельному рабочему' представляет единство и волю общественно-трудового тела. Он развивается далее в мануфактуре, увечащей рабочего до состояния частичного рабочего. Он завершается в крупной промышленности, к-рая отделяет от рабочего науку как самостоятельную силу производства и заставляет ее служить капиталу». Далее Маркс специально подчеркивает, что «в мануфактуре обогащение совокупного рабо- чего, а следовательно и капитала общественными производительными силами обусловлено обеднением рабочего индивидуальными производительными силами», указывая, что «в середине 18 в. нек-рые мануфактуры предпочитали употреблять полуидиотов для производства известных простых операций, составляющих, однако, „фабричную тайну"». В книге «Развитие капитализма в России» Ленин, приводя огромное количество фактического материала, в частности из работ земских врачей, в сильных и ярких образах делает общий вывод о влиянии капиталистического разделения Т. на здоровье рабочих и возникновение проф. патологии: «Разделение труда в капиталистической мануфактуре ведет к уродованию и калечению рабочего,—в том числе и деталыцика—„кустаря". Появляются виртуозы и калеки разделения Т., первые—как редкостные единицы, возбуждающие изумление исследователей; вторые—как массовое появление „кустарей" слабогрудых, с непомерно развитыми руками, с,.односторонней горбатостью" и т. д. и т. д.». Говоря о развитии капиталистической мануфактуры, Маркс специально касается и вопросов проф. патологии как оборотной стороны производства: «Некоторое духовное и телесное искалечение нераздельно связано даже с разделением труда в рамках всего общества в целом. Но так как мануфактурный период проводит значительно дальше это общественное расщепление различных отраслей труда и так как, с другой стороны, лишь специфически мануфактурное разделение труда затрагивает индивида в самой его жизненной основе,то мануфактурный период впервые дает также и материал и стимул для промышленной патологи я»(см. Профессиональная патология). Капиталистическое разделение Т., начавшееся с мануфактуры и завершающееся крупной промышленностью, приводит к исключительной монотонности и однообразию Т., к лишению Т. всякой привлекательности и внутреннего содержания. Маркс сочувственно цитирует А. Смита: «Монотонность его стационарной жизни губит, конечно, бодрость его духа... Она разрушает далее энергию его тела и делает его неспособным к напряженному и продолжительному труду во всех областях, кроме той, к которой он приучен». Это разделение труда, говорит далее Маркс, «не только развивает общественную производительную силу труда для капиталиста, а не для рабочего, но и развивает ее путем изуродования индивидуального рабочего». С развитием машинного производства изуродование рабочего достигает своего апогея. Уже при мануфактуре «рабочий, выполняющий всю жизнь одну и ту же простую операцию, превращает все свое тело в ее автоматически односторонний орган». «Разделение труда приводит к тому, что духовные потенции материального процесса производства противостоят рабочим как чужая собственность и порабощающая их сила». На современной фабрике, построенной намашинномпро-изводстве, «пожизненная специальность—управлять частичным орудием, превращается в пожизненную специальность—служить частичной машине. Машиной злоупотребляют для того, чтобы самого рабочего превратить с раннего детства в часть частичной машины». И далее, анализируя всеобщий закон капиталистического накопления, Маркс пишет:«... при капиталистической системе все методы повышения общественной производительной силы труда осуществляются за счет индивидуального рабочего; все средства для развития производства превращаются в средства подчинения и эксплоатации производителя, уродуют рабочего, делая из него неполного человека, принижают его до роли придатка машины, с мукой труда уничтожают его содержательность, отчуждают от рабочего духовные силы процесса труда в той мере, в какой наука приобщается к процессу труда как самостоятельная сила». Примерно так же освещает влияние капитали-стич. труда, тесно связанного с монотонностью и однообразием, и Энгельс: «Унылое однообразие, бесконечные муки труда, постоянно все снова и снова выполняющего один и тот же процесс, похоже на работу Сизифа; тяжесть труда, подобно скале, все снова и снова падает на истомленных рабочих». «Машинный труд, до крайности захватывая нервную систему, подавляет многостороннюю игру мускулов и отнимает у человека всякую возможность свободной физической и духовной деятельности». В «Коммунистическом манифесте» Маркс и Энгельс пишут: «Работа этих пролетариев, благодаря машинам и разделению труда, совершенно лишилась самостоятельного характера и потеряла поэтому всякую привлекательность для рабочих. Рабочий сделался простым придатком к машине, от которого требуется лишь ряд самых простых, самых однообразных, легче всего изучаемых движений». «В той же степени, в к-рой возрастает применение машин и разделение труда, возрастает и тяжесть труда. Это достигается либо при помощи удлинения рабочего дня или путем увеличения напряжения, требуемого от рабочего в данное время, посредством ускорения движения машин и так далее». Однако несмотря на все эти яркие краски ни Маркс ни Энгельс никогда не ставили вопроса о том, что речь идет о результатах влияния на отдельного рабочего и рабочий класс в целом машины как таковой, машинного производства вообще, Т. вообще и т. д. С одной стороны, Маркс подчеркивает, что «даже облегчение труда становится источником пытки, потому что машина не рабочего освобождает от труда, а его труд от всякого содержания». Но при этом Маркс уже в следующей фразе говорит о капиталистическом производстве, так что совершенно ясно, что речь идет не о всякой машине во всяких условиях, но именно о влиянии машины в условиях капиталистического строя. И в другом месте Маркс уже совершенно четко указывает на разницу между возможностями машины и конкретными результатами ее применения в капиталистическом строе: «Если машина является наиболее могущественным средством для того, чтобы увеличить производительность труда, т. е. сократить рабочее время, необходимое для производства товаров, то как носительница капитала она становится прежде всего в непосредственно захватываемых ею отраслях промышленности наиболее могущественным средством для того, чтобы удлинять рабочий день дальше всех естественных пределов». Мы видим, что здесь Маркс прямо подчеркивает роль машины «как носительницы капитала», т. е. как определенной не чисто технической, а социально-экономической категории в конкретной классовой обстановке. В этом же духе неоднократно высказывался и Энгельс. В «Положении рабочего класса в Англии» он пишет: «Почти всюду ручной труд заменен машинным, двигателем является сила воды и пара, и каждый год вводятся все новые и новые усовершенствования. При нормальном состоянии общества эти усовершенствования можно было бы только приветствовать, но во время войны всех против всех выгоды достаются отдельным лицам, а масса лишается средств существования. Каждое улучшение машинной техники лишает рабочих хлеба и тем у большего количества лиц оно отнимает работу и оказывает на них такое же влияние, как торговый кризис, т. е. ведет за собой нужду, нищету и преступления». «При современных общественных условиях усовершенствование машин имеет для рабочих исключительно неблагоприятные последствия; каждая новая машина порождает безработицу, нужду, нищету». Т. о. здесь явно противопоставляется «нормальное состояние общества» (т. е. социализм) «современным общественным условиям» (т. е. капитализму). Такая четкая исторически классовая постановка вопроса имеет местоитогда, когда Маркс, Энгельс и Ленин говорят о результатах проф. вредностей и проф. опасностей, отра-.жающихся на общей и специальной проф. заболеваемости и травматизме рабочих, па материнстве и т. д. Говоря неоднократно об общих последствиях влияния производства на здоровье рабочих и часто при этом трактуя его как источник физического вырождения пролетариата, Маркс, Энгельс и Ленин всегда ясно подчеркивали, что речь идет именно о капиталистическом производстве, что причины этого воздействия вовсе не технические или биологические, а глубоко экономические, коренящиеся в классовой структуре капиталистического общества и в самой сущности капиталистического производства, единственным стимулом к-рого является извлечение максимальной прибыли за счет неоплаченного труда рабочего. Так, Маркс писал: «Опыт показывает вдумчивому наблюдателю, как быстро и как глубоко капиталистическое производство, возникшее, выражаясь исторически, всего лишь со вчерашнего дня, уже успело в самый корень подорвать жизненную силу народа, как вырождение промышленного населения замедляется лишь постоянным поглощением примитивно-крепких жизненных элементов деревни и как даже сельские рабочие начинают уже вымирать, несмотря на свежий воздух и безграничное господство среди них principle of natural selection, благодаря которому выживают лишь наиболее сильные индивидуумы...». Ленин в свою очередь уже в одной из своих первых работ, в гектографированной брошюре «Что такое друзья народа и как они воюют против социал-демократов» (1894 г.), говорит о том, что крупный капитал характеризуют «ужасы угнетения труда, вымирания, одичания, калечения женских и детских организмов и т. д.». В объяснении к проекту программы социал-демократической партии, написанной Лениным в тюрьме в 1895—96 г., он пишет: «Эксплоатацию наемного труда, к-рая лежит в основании современного общества, крупные фабрики доводят до высшей степени развития. Все приемы эксплоатации, которые употребляются всеми капиталистами во всех отраслях промышленности, от которых страдает вся масса рабочего населения России,—здесь, на фабрике, собираются вместе, усиливаются, делаются постоянным правилом, распространяются на все стороны труда, жизни рабочего, создают целый распо- рядок, целую систему выжимания соков из рабочего капиталистом... Фабричный распорядок оказывается нарочно подогнанным так, чтобы выжать из нанятого рабочего то количество Т., какое он может дать, выжать как можно скорее и затем выбросить его долой». Итак, уже здесь мы встречаем почти ту же формулировку сущности капиталистической экс-плоатации, которую Ленин затем, спустя много лет, вновь дает в своих статьях о тейлоризме (см. ниже). Здесь же Ленин развивает основной марксистский взгляд на прогрессивное значение машины в капиталистическом обществе и вместе с тем на пагубное влияние ее на положение рабочих, подчеркивая, что речь идет не о роли машины вообще, а именно о роли машины при капитализме.—Наряду с этим Ленин указывает,, что капиталисты и их приказчики и слуги в лице руководителей поме-шичье-буржуазных правительств сводят и рабочего к машине: «Гг. министры смотрят на рабочего как на машину: машину можно ведь на ходу покормить маслом, так отчего же (думают наши „заботливые" прихвостни капитала, министры) нельзя и рабочему напихать в себя пищу во время работы». В «Ответе г. П. Нежданову» Ленин вскрывает немыслимость сколько-нибудь серьезной механизации при капитализме вследствие внутренних имманентно с ним связанных противоречий: «Известно, что в каждом капиталистическом обществе употреблению машин мешает часто непомерно низкая -заработная плата (=низкий уровень потребления народных масс). Мало того: бывает даже так, что приобретенные предпринимателями машины бездействуют, ибо цены на рабочие руки падают до того, что хозяину выгоднее становится ручная работа! Наличность противоречия между потреблением и производством, между стремлением капитализма безгранично развивать производительные силы и ограничением этого стремления пролетарским состоянием, нищетой и безработицей народа, ясна в этом случае, как день».. В своей фундаментальной работе «Развитие капитализма в России» Ленин, освещая свои выводы о трех стадиях развития капитализма в русской промышленности, дает следующую общую характеристику крупной машинной индустрии: «Крайности общественных противоположностей достигают высшего развития. Все мрачные стороны капитализма концентрируются вместе: машина дает, как известно, громадный импульс к безмерному удлинению рабочего дня; в производство вовлекаются женщины и дети; образуется (и по условиям фабричного производства должна образоваться) резервная армия безработных и т. д.».—Положение Т. в капиталистических странах в период империализма—этой последней фазы загнивающего капитализма — не только не" улучшается по сравнению с этими яркими бичующими выводами Маркса и Ленина, но беспрерывно ухудшается. Это нашло себе яркую характеристику и в следующих местах программы Коммунистического Интернационала: «Растущее применение машин, постоянное усовершенствование техники и—на этой основе—непрерывное повышение органического состава капитала, сопровождаемое ростом разделения труда, повышением €го производительности и интенсивности,—означали также все более широкое применение женского и детского труда, образование огромных резервных промышленных армий, постоянно пополняемых пролетаризируемым и вытесняемым из деревень крестьянством и разоряющейся мелкой и средней буржуазией городов. Образование кучки магнатов капитала на одном полюсе общественных отношений и гигантских масс пролетариата—на другом; непрерывное возрастание нормы эксплоатации рабочего класса, воспроизводство на расширенной основе глубочайших противоречий капитализма и их последствий (кризисов, войн и т. д.); постоянный рост социального неравенства...» (раздел I, 1). «Сам технический прогресс и рационализация промышленности, имеющие своей другой стороной закрытие и ликвидацию ряда предприятий, ограничение продукции, беспощадную и хищническую эксплоатацию рабочей силы, приводят к огромной, невиданной ранее хронической безработице. Становится фактом абсолютное ухудшение положения рабочего класса даже в ряде развитых капиталистических стран». Коренным образом меняется вся постановка проблемы Т. при социализме и в коммунистическом обществе. Только лишь после свержения капитализма, после установления диктатуры пролетариата, в процессе построения бесклассового общества Т. возвращается ого огромнейшее значение в жизни человека как источнику здоровья и всестороннего развития человека: «Вместо разделения труда должна возникнуть такая организация производства, при к-рой никто не мог бы свалить на другого свою долю участия в производительном труде, как естественном условии человеческого существования» (Энгельс). На высшей стадии коммунизма, когда исчезает противоречие между физ. и умственным Т., труд, по словам Маркса, «станет первой физической потребностью, а не только средством к жизни». В «Капитале» Маркс пишет о том, что социализм разрешит задачу «частичного рабочего, простого носителя известной частичной общественной функции, заменит всесторонне развитым индивидуумом, для которого различные общественные функции представляют сменяющие друг друга способы жизнедеятельности». В другом место Маркс пишет: «Свобода в этой области может заключаться лишь в том, что социализированный человек, ассоциированные производители рационально регулируют этот свой обмен веществ с природой, ставят его под свой общий контроль, вместо того, чтобы, напротив, он, как слепая сила, господствовал над ними; в том, что они совершают его с наименьшей затратой силы и при условиях наиболее достойных и адекватных их человеческой природе». Непосредственно о гиг. условиях Т. при социализме Маркс писал словами одного из фабричных инспекторов: «фабричный труд может быть столь же чист и приятен, как домашний труд, а вероятно даже в еще большей мере». Особенно яркое развитие эти мысли нашли в следующих словах Энгельса о социалистической организации производства: «производительный труд, вместо того чтобы быть средством порабощения, сделался бы средством освобождения, предоставляя каждой личности возможность развивать во всех направлениях и проявлять все свои способности, как физические, так и духовные. Труд следовательно из тяжелой обязанности должен превратиться в удовольствие». На наших глазах эти предсказания Маркса и Энгельса сбылись. Гениальные их ученики и продолжатели их дела, вожди коммунистической партии и международного пролетариата—Ленин и Сталин довели их дело до конца—до победоносной рабочей революции, до диктатуры пролетариата, до советской власти. Развивая всесторонне и теорию и практику марксизма в процессе классовой борьбы и социалистического строительства, они разрабатывали и дальше теоретические проблемы Т. применительно к новой обстановке. Ленин оставил в этой области исключительное но своей глубине наследство, впервые широко разработав теоретически проблему смены после свержения капитализма труда подневольного трудом «на себя». В своих статьях и речах («Великий почин», «Как организовать соревнование», «Очередные задачи советской власти», ряд выступлений на съездах и пр.) Ленин неоднократно пояснял, что такое коммунистическое отношение к Т. и его первые прообразы после свержения капитализма на первом этапе диктатуры пролетариата. Так напр. он дал следующую характеристику: «...трудна пользу общества, труд, производимый не для отбытия определенной повинности, не для получения права на известные продукты, не по заранее установленным и узаконенным нормам, а труд добровольный, труд вне нормы, труд, даваемый без расчета на вознаграждение, без условия о вознаграждении, труд по привычке трудиться на общую пользуй по сознательному (перешедшему в привычку) отношению к необходимости труда на общую пользу, — труд, как потребность здорового организма». Ленин разработал развернутое учение о социалистической организации Т. как могучем источнике подъема производительности Т., этого решающего фактора социалистического строительства и улучшения материально-культурного уровня трудящихся города и деревни. Широкой известностью пользуются его основные директивы по этому вопросу, данные им в брошюре «Великий почин»: «Производительность труда—это в последнем счете самое важное, самое главное для победы нового общественного строя. Капитализм создал производительность труда, невиданную при крепостничестве. Капитализм может быть окончательно побежден и будет окончательно побежден тем, что социализм создает новую, гораздо более высокую производительность труда». «Коммунизм есть высшая против капиталистической производительность труда добровольных, сознательных, объединенных, использующих передовую технику рабочих...». В одной из наиболее ярких по своей глубине и силе газетных статей «Одна из великих побед техники» [«Правда» (№ 91/295), 4 мая (21 апреля) 1913 г.] Ленин касается открытия Рамсеем возможности подземной газификации угля и ставит во всей глубине прежде всего проблему того, что «Техника капитализма с каждым днем все более и более перерастает те общественные условия, которые осуждают трудящихся на наемное рабство», а с другой стороны, ярко вскрывает непримиримое различие двух систем, выясняя, что: «последствия этого переворота для всей общественной жизни в современном капиталистическом строе будут совсем не те, какие вызвало бы это открытие при социализме». При этом он развертывает грандиознейшую картину оздоровления условий труда при социализме: «Электрификация всех фабрик и железных дорог сделает условия Т. более гиги- еничными, избавит Миллионы рабочих от дыма, пыли и грязи, ускорит превращение грязных, отвратительных мастерских в чистые, светлые, достойные человека лаборатории. Электрическое" освещение и отопление каждого дома избавит миллионы „домашних рабынь" от необходимости убивать три четверти жизни в смрадной кухне». Как известно, техническая реконструкция СССР и огромная работа в области охраны Т. приводят уже сейчас к коренпому оздоровлению условий Т. и созданию дворцов Т.—новых заводов, детищ 1-й и 2-й пятилетки, напоминающих «чистые, светлые, достойные Человека лаборатории». Продолжая дальше гениально развивать теорию и практику ленинизма, т. Сталин дал непревзойденные примеры применения материалистической диалектики к практике социалистического строительства и в частности в области организации Т. Его знаменитые «шесть условий» и фиксирование особого внимания на вопросах механизации тесно связаны с вопросами оздоровления условий Т. Согласно резолюции XVІ партконференции «широкое внод- • рение механизации становится совершенно необходимым как для успешного выполнения плана производства и строительства, требующих передвижения огромных грузовых потоков, так и для замены ручного Т. при тяжелых работах и во вредных производствах». На базе ленинской постановки вопроса о соцсоревновании наша партия под прямым руководством т. Сталина добилась того, что социалистические формы Т. (соцсоревнование и ударничество) стали уже в СССР преобладающими, что Т. для большинства рабочих «из зазорного и тяжелого бремени, каким он считался раньше», превратился «в дело чести, в дело славы, в дело доблести и геройства» (Сталин). И недаром на XVІ съезде партии тов. Сталин, разобрав вопрос о достижениях СССР за последние годы в отношении материального и культурного положения рабочих, сказал также: «все это создаст такую обстановку работы и быта рабочего класса, которая дает нам возможность вырастить новое поколение рабочих, здоровых и жизнерадостных, способных поднять могущество советской страны на должную высоту и защитить ее грудью от покушений со стороны врагов». За истекшие годы социалистического строительства СССР на базе коренной технической реконструкции производства, его механизации, значительных усггехов в деле поднятия культурно-бытового уровня пролетариата и социалистических форм Т. мы добились огромнейших успехов в отношении роста производительности Т. Достаточно указать, что за годы первой пятилетки производительность Т. повысилась на 41%, а во второй пятилетке рост производительности Т. по промышленности должен достичь 43%, т. е., как говорит резолюция XVІI партсъезда, таких размеров, при к-рых производительность Т. становится решающим фактором выполнения намеченной программы увеличения продукции во втором пятилетии. В свете задач поднятия производительности Т. большое значение имеет выдвинутая т. Сталиным на пленуме ЦК и ЦКК в январе 1933 г. задача освоения техники и организации Т., одним из необходимых составных элементов к-рой в условиях социалистического I строя является создание здоровых условий Т., S94 устранение проф. вредностей и опасностей, на базе максимального учета требований физиологии человеческого организма с учетом особенностей пола и возраста. Рационализация труда. Тейлоризм. Начало капиталистической рационализации труда было положено Фредериком Тейлором (Frederick Winslow Taylor, 1846—1915 гг.), американским игокенером, который разработал впервые систему «научной организации управления» (scientific management) или «научной организации труда и производства». Тейлоризм долгое время превозносился идеологами буржуазии как подлинное внедрение науки в стихийный процесс производства, как средство устранить анархию и расточительность производства, как источник огромного повышения производительности и рентабельности предприятий, как предпосылки гражданского мира— одним словом как панацея от всех противоречий капитализма, к-рые явно ощущала буржуазия в конце 19 в., не умея или не желая вскрывать однако их истинных корней. Одновременно тейлоризм встретил жестокое сопротивление со стороны рабочих масс и революционных рабочих организаций, т. к. его внедрение естественно сопровождалось дальнейшим усилением эксплоатации, ухудшением условий Т. и положения рабочего класса в целом. В ряде американских тейлоризованных. предприятий дело доходило до забастовок, вызывавших иногда даже необходимость назначения специальных правительственных комиссий, вынужденных констатировать (Хоксай), что новая система приводит к неслыханному повышению интенсивности Т., к резкому переутомлению, к деквалификации рабочих и т. д. Ленин посвятил еще до революции тейлоризму две статьи, в к-рых он ярко вскрывает всю его классовую сущность. В статье «Система выжиманий пота» он писал: «В чем состоит эта „научная система"? В том, чтобы выжимать из рабочего втрое больше труда в течение того же рабочего дня. Заставляют работать самого сильного и ловкого рабочего; отмечают по особым часам в секундах и долях секунды количество времени, идущего на каждую операцию, на каждое движение; вырабатывают самые экономные и самые производительные приемы работы, воспроизводят работу лучшего рабочего на кинематографической ленте и т. д. А в результате—за те же 9—10 часов работы выжимают из рабочего втрое больше труда, выматывают безжалостно все его силы, высасывают с утроенной скоростью каждую каплю нервной и мускульной энергии наемного раба. Умрет раньше?—Много других за воротами... Прогресс техники и науки означает в капиталистическом обществе прогресс в искусстве выжимать пот... Рабочий сначала получает прибавку. А сотни рабочих рассчитаны. Кто остался, работает вчетверо интенсивнее, надрываясь на работе. Выжмут все силы рабочего и выгонят его вон. Берут только молодых и сильных. Выжимают пот по всем правилам науки...». Уже после революции Ленин (в 1918 г.) вновь возвращается к вопросам тейлоризма, говоря: «Последнее слово капитализма в этом отношении—система Тейлора, как и всякий прогресс капитализма, соединяет в себе утонченные зверства буржуазной эксплоатации и ряд богатейших научных завоеваний в деле анализа механических движений при Т., изгнания лишних и неловких движений, выработки правильнейших приемов работы, введения наилучших систем учета и контроля и т. д. Надо создать в России изучение и преподавание системы Тейлора, систематическое испытание и приспособление ее». И действительно в тейлоризме следует четга> различать его отрицательные стороны, связанные с усилением эксплоатации Т., и те положительные элементы, которые были восприняты и советской, социалистической организацией Т., в частности будучи широко использованными массовым «нотовским» движением в СССР (примерно в 1921—27 гг.). К типично капиталистическим чертам тейлоризма, служащим для укрепления капитализма, следует отнести прежде всего его своеобразную соц. теорию и практику. Сложные системы диференциальной прогрессивной зарплаты строятся таким образом, что, всячески побуждая рабочего к увеличению скорости и напряженности работы и доводя его часто' почти до истощения (потогонная система), они в то же время увеличивают прибавочную стоимость, а стало быть и прибыль капиталиста,, несравненно больше, чем заработок рабочего. Далее тейлоризм всеми возможными способами стремится вызвать бешеную «конкуренцию» между рабочими: путем весьма искусных систем «уроков» и заработной платы он приводит к тому,что более сильные, более ловкие или более здоровые и в то же время классово менее сознательные рабочие, перегнавшие остальных своих товарищей, ставились под особое покровительство предпринимателя или мастера и получали значительные материальные выгоды. Этим самым тейлоризм стремится всячески внести рознь и нарушить чувство солидарности среди рабочих даже в рамках одного предприятия. Вместе с тем хотя в сочинениях самого Тейлора и его учеников и встречаются часто места, говорящие о необходимости бережного-отношения к силам рабочего, хотя и приводятся примеры предупреждения утомления и т. д., но все это только ни к чему не обязывающие фразы. Тщательно изучая все элементы технологического процесса и орудий Производства, тейлоризм совершенно забывает'о научности, когда дело касается живого организма, затраты энергии и протекания физиол. процессов при работе. Тщательно анализируется и изучается машина, инструмент, оборудование мастерской,. все элементы производства, но вне сферы изучения остается основная производительная сила, создатель всех ценностей—рабочий. Создавая свой «урок», Тейлор исходил из максимальной работоспособности специально подбираемых лиц с исключительной физ. силой и особой, необычной выносливостью, далеко превосходящей средние возможности подавляющего большинства людей. Характерно, что Тейлор проводил свои опыты по изучению переноски чугунных болванок на некоем рабочем Шмидте, к-рый, по собственным словам Тейлора, по своим физическим качествам подходил к типу вола. Совершенно не научно, весьма упрощенно производились при этом и quasi-научные физиол. наблюдения для установления необходимых периодов отдыха. Весьма характерно далее для тейлоризма, что, всячески разрабатывая вопросы максимального повышения производительности физ. труда на базе его интен- -, сификации, он никогда не ставит вопроса об его рационализации путем механизации рабочих и, производственных процессов. Вообще хотя тейлоризм является лишь одной и к тому же зачаточной системой капиталистической рационализации, но ему свойственны целиком все основные характеризующие ее черты, приводящие к раннему и резкому изнашиванию организма рабочих. К положительным элементам тейлоризма следует отнести: 1) стремление к технической рационализации всех звеньев производственного процесса. Сам Тейлор в течение 26 лет изучал «искусство резания металлов» (так называется одна из его книг), чтобы найти наилучшие системы станков, наиболее выгодные скорости резанья, свойства резцов и т. д. О том, как серьезно ставилась им эта работа, говорят хотя бы следующие данные: для определения законов резания металлов снято было резцами более 800 000 фунтов стружек; опыты эти стоили около 400 000 рублей. В результате этой огромной работы Тейлору удалось получить значительное повышение производительности вследствие изменения типов резцов и условий работы станков. 2) Внимательное изучение рабочих орудий и инструментов. Так например Тейлор тщательно изучал вопрос о том, какова должна быть нагрузка лопаты. Для разрешения этого вопроса им произведены были наблюдения над несколькими первоклассными рабочими. Нагрузка лопаты подвергалась последовательным изменениям, и оказалось, что наибольшая дневная работа получалась при известном материале при работе лопатой, подымающей около 83/4 кг. На основании этих выводов оказалось целесообразным снабжать рабочих исследуемого завода лопатами 8—10 различных размеров, применительно к роду переносимого материала. Кроме лопат подобным же образом были нормированы кирки, ломы и прочие орудия, причем с этой целью предварительно были проделаны тысячи наблюдений с секундомером. 3) Рационализацию расположения оборудования и материалов. То же требование рационального плана тейлорЧюм предъявляет и к системе передвижения материалов и полуфабрикатов по заводу, к своевременной доставке материалов и инструментов к станкам и к системе приемки, хранения и выдачи материалов, инструментов, обрабатываемых частей и готовых изделий и т. д., к уходу за всеми орудиями производства, за трансмиссиями, инструментами и пр. 4) Рационализацию управления через особое распределительное или инструкционное бюро, на базе строгого учета всего, что делается на предприятии, и строгого контроля за выполнением намеченных планов. 5) Установление твердых рабочих приемов на основе предварительного тщательного изучения рабочих приемов, хронометража и изучения отдельных рабочих движений и т. п. Вся работа в тейло-ризованных предприятиях ведется по строго намеченному плану на основе системы нарядов и инструкционных карточек. 6) Впервые высказанную хотя и проводившуюся чрезвычайно упрощенно и элементарно идею проф. отбора (см. Профессгюнальный подбор). Тейлоризм, сыграв весьма значительную положительную роль в деле развития идей научной организации Т.,в наст, время является уже даже и в капиталистических странах пройден- ным этапом, уступившим свое место другим системам капиталистической организации Т. (особенно фордизму), строящимся на базе новых технических тенденций (механизация производства, непрерывный поток и т. д.). Самый термин—научная организация управления, или научная организация труда (НОТ), ведущий свое начало от тейлоризма,—в последние годы сменился более широким термином—рационализация труда и производства или просто рационализация. Капиталистическая и социалистическая рационализация. Различного рода буржуазные и социал-фашистские теоретики, а также и ряд авторов в СССР (Ер-манский и другие), трактовали рационализацию умозрительно-абстрактно, совершенно бес-классово,—только как своеобразное внедрение разумного начала в организацию производства, в основном протекающее независимо от общественно-исторической формации, на основании лишь вечных «общих», логически сконструированных законов (напр. известные «тектологические» законы Богданова, пресловутый закон «оптимума» Ерманского и т. д.). Такая установка является в корне неверной, противоречащей основам марксизма-ленинизма. Следует четко различать рационализацию капиталистическую от социалистической. Капиталистическая рационализация является могучим средством усиления эксплоатации Т. и увеличения прибавочной стоимости за счет рабочего. Вместе с тем капиталистическая рационализация, как подчеркивал Ленин еще в своей работе о статье Тейлора в 1913 г., ограничивается лишь пределами одного предприятия, а не может вследствие самой сущности капиталистического строя внести элементы рациональной организации в народное хозяйство в целом. Внедрение последних научных достижений и наиболее ценных технических изобретений задерживается вследствие антагонистического противоречия между производительными силами и производственными отношениями, этого основного противоречия капиталистического строя, что весьма ярко выявляется в эпоху империализма (разработанное Лениным учение о техническом загнивании капитализма в связи с монополиями) и особенно в последний период всеобщего экономического кризиса. Еще в 1924 г. на II Всесоюзной конференции по НОТ т. Куйбышев в тезисах программного доклада указал в разделе «НОТ при капитализме», что «боязнь перепроизводства и вытекающего из него кризиса промышленности при сосредоточении иной раз в руках одного гигантского треста всех крупнейших орудий производства данной отрасли промышленности создает обратный стимул к нек-рой задержке в области применения достижений науки и практики. Анархия производства и диспропорциональность развития отдельных отраслей промышленности делает процесс научного творчества и практического применения достижений прерывистым, непостоянным, хаотичным». События последних лет в годы всеобщего экономического кризиса целиком подтвердили и углубили эту оценку, дав большое количество весьма ярких примеров технического застоя и регресса, сознательного торможения введения новых усовершенствований, активной борьбы против механизации производства, создания целого ряда своеобразных теорий о необходи- мости приостановки технического прогресса, введения «моратория на изобретения», возвращения «к кирке и лопате» и т. п. (Шпенглер, Чейз, Кайо и многие другие). Капиталистическая рационализация основное свое внимание направляет не на усовершенствование техники, внедрение в нее новейших достижений науки и рационализацию производственных процессов, а прежде всего на повышение производительности непосредственно человеческого Т. «Применение добытых наукой приемов повышения продуктивности живого человеческого труда (интенсификация, повышение качества труда и т. д.) в капиталистическом обществе является излюбленным способом повышения общей продуктивности предприятия, т. к. этот способ всегда выгоден, непосредственно и прямо увеличивая прибыль предприятий, и всегда применим, если не было прямого сопротивления организованных рабочих, естественно и справедливо смотрящих на повышение интенсивности своего Т. при частной собственности на орудия производства как на увеличение экс-плоатации труда капиталом...» (Куйбышев). В своем докладе на 10 пленуме Коминтерна т. Куусинен дал следующее четкое определение капиталистической рационализации: «Капиталистическая рационализация в собственном смысле слова означает нажим с целью достижения возможно большей интенсивности Т. каждого отдельного рабочего путем реорганизации трудового процесса по системе конвейера или принципиально сходной системе автоматического подстегивания... И прежде интенсификация Т. всегда была явлением, сопутствующим техническому прогрессу, ныне она стала непосредственной главной целью технического улучшения орудий труда». А в резолюции этого пленума сказано: «падая всей своей тяжестью на рабочий класс, она—капиталистическая рационализация—понижает его жизненный уровень и в связи с удлинением рабочего дня и введением * конвейерной системы доводит изнурительность труда до крайних пределов...». Принципиально совершенно по-другому ставится вопрос рационализации Т. в СССР, т. к. абсолютно другой смысл имеет социалистическая рационализация. Постановление ЦК ВКП(б) от 25 марта 1927 г. гласит: «Социалистическая рационализация имеет своей целью увеличение численности рабочего класса, повышение его материального уровня, удовлетворение растущих потребностей широких трудящихся масс». Это постановление специально подчеркивает также, что основные пути рационализации в СССР должны итти по линии улучшения техники производства. Об этом в постановлении говорится следующее: «Улучшение техники и организации производства должно итти по трем основным направлениям: 1) создание новых предприятий на основе последних достижений в области науки и техники; 2) коренное переоборудование действующих предприятий путем введения лучшего технического' оборудования и более правильной организаций Т.; 3) проведение ряда практических мероприятий в целях максимального использования наличного оборудования и переустройства производства». Весьма ярко и категорично выражена эта мысль и в резолюции XV съезда ВКП(б) о директивах по составлению1 5-летнего плана народного хозяйства, в к-рой указывается, что: «рационализация не может быть проведена без' повышения роли науки и научной техники». Особенно ярко выразил это положение т. Сталин в своей речи «О задачах хозяйственников» на I Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности в феврале 1931 г.: «Мы—страна самой концентрированной промышленности. Это значит, что мы можем строить нашу промышленность на основе самой лучшей техники и обеспечивать благодаря этому невиданную производительность труда». Недаром ведь Ленин неоднократно подчеркивал, что мы должны «соединить последнее слово науки и капиталистической техники с массовым объединением сознательных работников, творящих крупное социалистическое производство». Из приведенных выше определений совершенно ясно, что, обращая основное внимание па техническую реконструкцию производства, максимальную его механизацию и па целесообразную организацию, социалистическая рационализация вместе с тем отнюдь не исключает и возможности известной интенсификации Т., особенно в тех условиях, когда его уплотненность совершенно недостаточна (как это имело место в СССР в восстановительный период и как это имеет место еще в известном смысле и сейчас, когда 7-часовой рабочий день содержит на большинстве предприятий в себе целый ряд незаполненных работой «прорех», что вызвало к жизни недавно лозунг «работа полных 420 минут в рабочий день»). Ерманский, Шатан, Рабинович и ряд других авторов, проповедующих меньшевистские установки в области экономики Т,, категорически противопоставляли понятие интенсивности Т. его производительности, пытаясь при этом даже опереться на Маркса. Между тем такое противопоставление абсолютно незакономерно. Маркс прямо включал в понятие производительности Т. два его элемента, говоря: «Повышение производительной силы труда и рост его интенсивности в одном отношении оказывают одинаковое действие. И то и другое увеличивает массу продуктов, производимую в данный промежуток времени» («Капитал», т. I, изд. 1934 г., стр. 590). В другом месте он пишет: «Само собой разумеется, что, по мере развития машин и накопления опыта в специальном классе машинных рабочих, естественно увеличиваются скорость, а потому и интенсивность труда» («Капитал», т. I, гл. XIII). И наконец у Ленина в брошюре «Очередные задачи советской власти» мы также читаем; «Подъем производительности труда требует, прежде всего, обеспечения материальной основы крупной индустрии: развития производства топлива, железа, машиностроения, химической промышленности... Другим условием повышения производительности труда является, во-первых, образовательный и культурный подъем массы населения... Во-вторых, условием экономического подъема является и повышение дисциплины трудящихся, уменья работать, спорости, интенсивности труда, лучшей его организации». Однако в самой постановке проблемы интенсификации Т. в условиях капитализма и социализма имеется коренная разница, делающая совершенно невозможным одинаковое понимание и применение этих терминов. При капитализме интенсификация Т. обозначает не считающееся ни с какими физиол. законами и приводящее к исключительному переутомлению рабочих, повышенной их заболеваемости, усилен- ному травматизму и ранней их изнашиваемости увеличение количества и напряженности работы. Система конвейера на заводах 'Форда, Бати (в Чехо-Словакии) и многих других требует от рабочего немыслимой спешки в работе, исключительного напряжения всех сил, к-рое выдерживают в течение нескольких лет лишь немногие из рабочих. Вместе с тем характерной чертой всех «рационализированных предприятий» является величайшее пренебрежение к вопросам охраны Т. В период «рационализации» наблюдается в качестве характерной черты снижение возраста работающих,причем в условиях кризисной безработицы на многие заводы вообще не принимаются рабочие старше 40 лет или с худощавым, болезненным видом. Весьма широко распространены сейчас в рабочей среде обычаи красить волосы, чтобы выглядеть моложе, и даже пускать в глаза атропин, чтобы придать им более живой блеск. На XIII Пленуме ИККИ т. Куусинен подробно развил сущность современной капиталистической рационализации, охарактеризовав ее следующим образом: «Неправильно приписывать той кризисной „рационализации", к-рая осуществляется в капиталистических странах, какой бы то ни было прогрессивный смысл. Она же сводится в основном лишь к интенсификации, повышению интенсивности труда, к росту степени эксплоата-ции, а ведь это совершенно иное, чем повышение производительности труда на основе технического усовершенствования средств производства. Именно в последнее время почти всюду капиталисты усилили в такой степени потогонную систему в процессе работы, что этим объясняется в значительной части продолжительное сохранение „Kurzarbeit", т. е. занятие громадного числа рабочих лишь пару дней в неделю, т. к. они иначе не выдержат доведенной до пределов эксплоатации. Это же ничего общего не имеет с повышением производительности Т. на основе технического прогресса. Это просто хищническое разрушение производительной силы, жизненной силы наемных рабов капитала». . В результате этой кризисной рационализации капитал переложил значительную долю всех издержек и тягот кризиса на трудящиеся массы (безработица, неполная рабочая неделя, снижение зарплаты, неслыханная интенсификация труда). И если на XVІ съезде партии т. Сталин, указав на тесную связь между рационализацией и кризисом, говорил: «Вышло именно так, как говорили большевики года два-три тому назад. Большевики говорили, что рост техники в капиталистических странах, рост производительных сил и капиталистической рационализации, при ограниченных пределах жизненного уровня миллионных масс рабочих и крестьян, должен неминуемо привести к жестокому экономическому кризису», то па XVІI съезде т. Сталин уже специально подчеркнул, что «капитализму удалось несколько облегчить положение промышленности з а счет рабочи х—путем углубления их эксплоатации через усиление интенсивности их труда...»Современная капиталистическая рационализация особенно ярко подтверждает слова Маркса: «Капитал не спрашивает о продолжительности жизни рабочей силы. Интересует ого единственно тот максимум рабочей силы, который можно привести в движение в течение рабочего дня. Он достигает этой цели сокращением жизни рабочей силы, как жадный сельский хозяин достигает повышения доходности земли посредством расхищения плодородия почвы». В условиях социализма совершенно по-другому ставится проблема интенсификации Т. Еще в восстановительный период т. Куйбышев в цитированных выше тезисах, развивая положение Ленина о необходимости применять то научное и прогрессивное, что содержит в себе система Тейлора, говорил: «Конечно ударение в работе по увеличению продуктивности живого человеческого труда в условиях советского государства мы должны делать на повышение квалификации труда и улучшение его качества путем применения добытых наукой и практикой приемов работ, экономящих затрату человеческой энергии. Но было бы ошибкой принципиально отрицать возмояшость повышения ин-тенсификации труда в тех областях промышленности, где современный уровень интенсификации труда отстает от соответствующего уровня в капиталистических странах. Повышение интенсификации Т. при условиях диктатуры пролетариата не является эксплоатацией рабочего класса, а лишь усилиями самого рабочего класса в деле отстаивания завоеванных им у буржуазии экономических позиций. Конечно, при интенсификации Т. должны быть приняты во внимание интересы охраны Т. и борьба с изнашиванием организма. Наличие пролетарской диктатуры, огромная роль, которую играют в жизни нашего государства профсоюзы, является достаточной гарантией против извращений и уклонов в этой области». И несколько ранее он указывал, что «в области повышения продуктивности ясивого человеческого Т. только социалистическое общество сможет отказаться от интенсификации Т. в смысле увеличения затрат человеческой энергии и стать исключительно на путь максимального повышения квалификации работников и улучшения качества их Т. путем применения научно добытых приемов работы, экономящих затрату энергии...». В ряде решающих директивных постановлений вопросы рационализации в СССР тесно связаны с вопросами улучшения условий Т. и быта и проведением ряда мероприятий в области оздоровления условий Т. Так, в постановлении ЦК ВКП(б) «О постановке устной и печатной агитации за рационализацию производства и о вовлечении широких рабочих масс в проведение этой кампании» от 9/V. 1927 г. говорится: «Особо необходимо в агитации использовать полученные в результате рационализации производства достижения, в частности в области улучшения положения рабочих, как-то: повышение техники безопасности, мероприятия по охране труда, рост зарплаты, расширение производства, увеличение общей массы занятых рабочих и т. д.». Основным методом рационализации в СССР на базе ее технической реконструкции является широкое проведение механизации производства, причем механизация в СССР имеет своей задачей не только разрешение проблемы трудоемких работ, но и облегчение, оздоровление условий труда. Так,, в резолюции XVІI Партконференции прямо сказано: «Широкое внедрение механизации становится совершенно необходимым как для успешного выполнения плана производства и строительства, требующих передвижения огромных грузовых пЛчжов, так и для замены ручного труда при тяж >лых работах и во вредных производствах». Вторая пятилетка наме- чает «завершить в основном механизацию всех трудоемких и тяжелых процессов в промышленности...», «а также завершить в основном механизацию сельского хозяйства». Т. о. социалистическая рационализация является могучим средством ускорения темпов социалистического строительства и одновременно оздоровления Т., улучшения быта рабочих, повышения квалификации и наконец могучим средством ликвидации противоположности между городом и деревней, поскольку в результате технической реконструкции сельского хозяйства сел.-хоз. Т. превращается уже в разновидность Т. индустриального. Рабочее время. Вопрос о рабочем времени "всегда был одной из важнейших проблем рабочего движения с момента его зарождения, имеющей в то же время и огромнейшее социальное значение. Проблема рабочего времени тесно связана с вопросами утомления в результате чрезмерного напряжения сил, превышающего естественные физиол. границы, нарушающего физиол. законы нормального функционирования организма, и отсутствия возможности нормального, своевременного и полного восстановления тех физиол. затрат организма во время Т., к-рые, как говорит Маркс, должны быть снова возмещены. Говоря о стремлении капитала к «компенсации числа рабочих, или величины переменного капитала, повышением нормы прибавочной стоимости или удлинением рабочего дня», Маркс указывает, что оно «встречает границы, к-рые он не в состоянии переступить», ибо «часть из них (часов.—С. К.) согласно биологическим законам необходима в качестве отдыха на восстановление рабочей силы». И, заключает Маркс, «следовательно... уменьшение числа занятых рабочих может быть возмещено увеличением степени их экс-плоатации лишь в рамках физиологических границ рабочего дня». При этом, само собой разумеется, не всякое увеличение потребления рабочей силы, т. е. не всякое увеличение продолжительности или интенсивности труда, вредно отражается на организме. «До известного пункта повышенное снашивание рабочей силы, неразрывно связанное с удлинением рабочего дня, может быть компенсировано усиленным возмещением трат организма. За пределами этого пункта снашивание растет в геометрической прогрессии, и в то же время разрушаются все нормальные условия воспроизводства и функционирования рабочей силы» (Маркс). Действительно согласно многочисленным наблюдениям при чрезмерной длине рабочего дня появляются явные симптомы утомления как соматические, так и психические, резко снижается работоспособность как количественно, так и качественно. Разнообразными экспериментами установлено, что утомление от чрезмерной продолжительности работы не только вызывает ряд препатологических или подчас даже патологических нарушений в организме, но и понижает иммунобиологические свойства крови и лимфы, т.4е. понижает сопротивляемость ор- ганизма к инфекциям, а также усиливает интенсивность' воздействия токсических веществ, высокой t° и т. д. В свете этих экспериментальных данных совершенно понятными становятся и многочисленные статистические данные, указывающие в отношении рабочих капиталистических стран на прямую связь между продолжительностью рабочего дня и их заболеваемостью и даже продолжительностью жизни. Так напр. Маркс цитирует без всяких комментариев один из мед. отчетов, касающихся пекарей: «Труд, продолжающийся более 12 часов, имеет своей тенденцией разрушение здоровья рабочего, преждевременную старость и раннюю смерть». О кузнецах он пишет: «Занятие, представляющее почти инстинктивное искусство человека, само по себе безукоризненное, становится вследствие чрезмерного труда разрушительным для человека... В результате оказывается, что в продолжение ограниченного периода он увеличивает производимую им работу на одну четверть и умирает в 37 лет вместо 50». Общий его вывод гласит: «Капиталистическое производство, которое по существу есть производство прибавочной стоимости, высасывание прибавочного труда, производит путем удлинения рабочего дня не только захирение человеческой рабочей силы, у которой отнимаются нормальные моральные и физические условия развития и деятельности. Оно производит преждевременное истощение и умерщвление самой рабочей силы. Оно удлиняет производственное время рабочего в течение определенного срока, путем сокращения продолжительности его ж и з н и». Из более поздних работ о связи между здоровьем и продолжительностью рабочего дня приводятся результаты специального обследования рабочих.военных заводов, произведенного во время империалистской войны английской правительственной комиссией по изучению промышленного утомления. табл. 1. Группы рабочих Число рабочих часов в неделю Тяжелая или очень тяжелая работа Работа средней трудности или легкая число рабочих в группе процент рабочих со здоровьем ниже нормального число рабочих в группе процент рабочих со здоровьем ниже нормального Рабочие в возрасте 41 г. и f менее 70 { { более 70 ( менее 60 { более 60 21 31 5 U 1 010 Подростки в возрасте 18 л. Вместе с тем ни в коем случае нельзя конечно ограничиваться рассмотрением проблемы рабочего времени только с точки зрения биологической (физиологии труда) и в частности в связи с вопросами утомления, как это нередко делается. Проблема эта гораздо шире и в условиях капитализма и в период строительства социализма. Она тесно связана с основными вопросами экономики, с самой сущностью капиталистического строя, с материально-бытовым положением рабочего класса, с классовой борь- бой пролетариата за размеры его доли в национальном доходе, с борьбой за рабочее законодательство, с производительностью Т., с темпами поднятия общего культурного и технического роста рабочих масс в эпоху диктатуры пролетариата. Так именно ставили всегда вопрос Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин. Основоположники научного социализма всегда рассматривали вопросы рабочего времени как характернейший объект одного из острейших участков классовой борьбы иг как часть более широкого вопроса—производства прибавочной стоимости в форме абсолютной прибавочной стоимости (в противовес относительной прибавочной стоимости, создающейся при данной продолжительности рабочего дня в результате уменьшения той части его, к-рая идет на воспроизводство стоимости рабочей силы) посредством увеличения числа часов прибавочного Т. Рассматривая теоретически проблему рабочего дня, — логически, па базе анализа производственных капиталистических и докапиталистических отношений, и исторически—как тянувшуюся на протяжении веков ожесточенную борьбу за его продолжительность и за соответствующее законодательство,Маркс ясно показывает , что это вовсе не какая-то физиол .«естествен-ная» проблема, обусловленная незыблемыми биол. законами. В то же самое время Маркс дает в разделе «Рабочий день» непревзойденный пример диалектико-материалистичеекого целостного единства всестороннего рассмотрения этого вопроса с полным учетом и соц. и физиол. сторон проблемы. Маркс указывает уже в самом начале рассмотрения вопроса о рабочем дне, что его длина «пе постоянная, а переменная величина». Он пишет далее: «На основе капиталистического способа производства необходимый труд может составлять всегда лишь одну часть его рабочего дня, а потому рабочий день никогда не может сократиться до размеров этого минимума. Зато у рабочего дня есть максимальная граница. Он не может быть продлен за известный предел. Максимальный предел этого определяется двояко. Во-первых, физическим пределом рабочей силы. Человек может расходовать в продолжение суток, естественная продолжительность к-рых равна 24 часам, лишь определенное количество жизненной силы. Так, лошадь может работать изо дня в день лишь по 8 часов. В продолжение известной части дня сила должна отдыхать, спать, в продолжение другой части дня человек должен удовлетворять другие физические потребности—питаться, поддерживать чистоту, одеваться и т. д. Помимо этих чисто физических границ, удлинение рабочего дня наталкивается на границы морального свойства: рабочему необходимо время для удовлетворения интелектуальных и социальных потребностей, объем и количество которых определяется общим состоянием культуры. Поэтому изменения, которым подвержен рабочий день, движутся в пределах физических и социальных границ. Но как те, так и другие границы весьма растяжимого свойства и открывают самый широкий простор. Так, напр., мы встречаем рабочий день в 8, 10, 12, 14, 16, 18 часов, т. е. рабочий день самой различной длины». Что же в конце-концов определяет физ. длину рабочего дня или, говоря более обще, продолжительность рабочего времени в условиях капитализма, в каждых данных конкретных исто- рических условиях определенного времени и пространства, т. е. в каждой отдельной стране в известный период времени? Ответ ясен. Классовая борьбаи реальные взаимоотношения классовых сил. В условиях капитализма, особенно ранней его стадии, когда еще сравнительно небольшую роль играло увеличение прибавочной стоимости за счет интенсификации Т., ставящей естественные границы удлинению рабочего дня, буржуазия устанавливает такую продолжительность рабочего времени, которая, по словам Маркса, противоречит всем «законам божеским и человеческим», «удлиняет рабочий день дальше всех естественных пределов»; причем объясняется это «стремлением капитала к безграничному высасыванию рабочей силы». И в результате «само собой разумеется, что рабочий всю свою жизнь без изъятия есть не что иное, как рабочая сила, что поэтому все время, к-рым он располагает, естественно и по праву представляет рабочее время и следовательно должно целиком входить в процесс самовозрастания капитала. Что касается времени, необходимого для образования человека, для ип-телектуального развития, для выполнения соц. функций, для товарищеского общения, для свободной игры физ. и интелектуалышх сил, даже для празднования воскресенья—будь то в стране хотя бы святителей субботы,—все это один пустой вздор». В одной из опубликованных только недавно рукописей Маркса («Большевик», 1933, Лг« 1-2) мы читаем: «Введение машинного труда и т. д., давая новые побуждения для абсолютного удлинения рабочего времени, облегчает вместе с тем это удлинение, лишая труд его, так сказать, способности помочь себе (auxiliarity). И это действие оно производит совершенно независимо от особой природы отрасли производства, в которой вводятся машины, и независимо от того, входит ли продукт этой отрасли в потребление рабочих или не входит». Здесь мы видим, что Маркс ясно подчеркивает, что стремление капитализма к удлинению рабочего дня связано с самой сущностью капиталистических отношений и является в этих условиях совершенно неизбежным. Этим самым теоретически разоблачается все лицемерие социал-фашистов, рассказывающих рабочим всякого рода побасенки о возможности сокращения рабочего времени до сколько-нибудь существенных пределов путем одного только рабочего законодательства и на базе международного сотрудничества с предпринимателями и правительствами в недрах хотя бы напр. Бюро труда при Лиге наций. Много внимания в своих работах уделил вопросам рабочего времени и В. И. Ленин. Еще в самом начале своего выступления на арену политической борьбы за освобождение рабочего класса Ленин в ряде прокламаций и популярных статей пропагандировал идею борьбы за 8-часовой рабочий день и разоблачал классовую сущность и все лицемерие царского фабричн. законодательства о рабочем времени. К вопросам рабочего времени Ленин возвращается неоднократно и в период реакции между революциями 1905 г. и 1917 г., изучая фактические материалы (в связи со статистическими работами инж. Козьминых-Ланина) и теоретически освещая эту проблему в связи с политикой социал-демократии и борьбой большевизма с ликвидаторами. Так напр. в написанной осенью 1909 г. «Объяснительной записке к проекту главных оснований закона о 8-часовом рабочем дне» Ленин пишет: «Первая часть или первая глава объяснительной записки должна включать в себя популярное и наиболее агитационно, по возможности, написанное развитие соображений в пользу 8-часового рабочего дня вообще, с точки зрения производительности труда, санитарных, культурных интересов пролетариата, вообще интересов его освободительной борьбы». Т. о. мы видим, что Ленин и здесь ставит проблему 8-часового рабочего дня как часть «освободительной борьбы», не упуская при этом и интересов охраны Т. в узком смысле («санитарных»). В 1911 г. в статье «Об избирательной кампании и избирательной платформе» [«Социал-демократ», № 24, 31(18) октября 1911 г.] Ленин, разбирая и мотивируя детально избирательную платформу социал-демократии при выборах в 4 Государственную думу, считает, что кратким общим лозунгом в период выборов должны быть следующие три пункта: 1) республика, 2) конфискация всей помещичьей земли, 3) 8-часовой рабочий день, и далее пишет: «Еще менее необходимы комментарии к 3-му пункту: 8-часовой рабочий день. Контрреволюция с бешенством отнимает у рабочих завоевания пятого года, и тем сильнее становится в рабочей среде борьба за улучшение условий Т. и жизни; во главе этих улучшений стоит 8-часовой рабочий день». В статье «Карл Маркс», написанной в 1913 г. для энциклопедического словаря Граната, Ленин характеризовал экономику периода диктатуры пролетариата следующим образом: «Громадное повышение производительности труда, сокращение рабочего дня, замена остатков, руин мелкого, примитивного, раздробленного производства коллективным усовершенствованным трудом—вот прямые последствия такого перехода».—В период Октябрьской революции Ленин не только был инициатором издания закона о 8-часовом рабочем дне уже на 4-й день после свержения буржуазии и установления диктатуры победившего пролетариата, но и дал в программе ВКП(б) ясную перспективную линию дальнейшего развития вопроса о рабочем времени в период социалистического строительства. Согласно тексту программы «ВКП должна поставить себе задачей установить: 1) в дальнейшем, при общем увеличении производительности труда, максимальный шестичасовой рабочий день без уменьшения вознаграждения за труд и при обязательстве трудящихся, сверх того, уделить два часа, без особого вознаграждения, теории ремесла и производства, практическому обучению технике государственного управления и военному искусству...». После Октябрьской революции Ленин специально подчеркивал, что «целью нашей является бесплатное выполнение государственных обязанностей каждым трудящимся, по отбытии 8-часового „урока" производительной работы; переход к этому особенно труден, но только в этом переходе .залог окончательного упрочения социализма». И по мере успехов социалистического строительства, по мере приближения к бесклассовому обществу и повышения производительной силы труда все сокращается продолжительность необходимого рабочего 'времени и в то же время исчезает неизбежное и неустранимое в условиях капитализма противоречие между рабочим временем и временем рабочего, между Т. и отдыхом. Вместе с тем «само рабочее время, благодаря тому, что оно ограничено нормальным сроком, что оно уже не существует более для другого, а для меня самого, вместе с устранением социальных противоположностей между господами и рабочими и т. д., как настоящий социальный труд, наконец, как основа свободного времени,—получает совершенно другой, более свободный характер» (Маркс). Рабочее время в капиталистических странах. Борьба рабочих за законодательное сокращение рабочего дня началась еще в период ремесла, но более значительное развитие получила при капитализме. Впервые выдвинул лозунг 8-часового рабочего дня как одно из основных требований пролетариата еще Карл Маркс в начале 50-х годов прошлого столетия. Первый съезд II Интернационала в 1889 г. вынес постановление о борьбе за законодательное проведение 8-часового рабочего дня. К 1914 г.—к моменту начала империалистской войны—ни в одной стране мира не было проведено'закона о 8-часовом рабочем дне (фактически 8-часовой рабочий день являлся господствующим лишь в Австралии). По окончании же мировой войны, в связи с подъемом революционного рабочего движения, почти повсеместно был фактически проведен 8-часовой рабочий день. Ряд правительств пошел на определенные уступки в области законодательной охраны труда и в частности на издание законов 0   8-часовом рабочем дно. На Вашингтонской конференции, созванной Международным бюро труда в 1919 г., был выработан проект конвенции о 8-часовом рабочем дне (48 часов в неделю), к-рый должен был быть затем (не позже 1  июля 1922 г.) ратифицирован всеми странами, входящими в Лигу наций. Однако в течение истекших с тех пор 16 лет конвенция о рабочем дне ратифицирована только несколькими второстепенными государствами, да кроме того после истечения 10-летнего срока она вообще потеряла силу, и сейчас совершенно уже прекращена шумиха, поднятая вокруг нее в свое время социал-фашистами всех стран. Хотя в отдельных государствах еще до Вашингтонской конференции были проведены законы о 8-часовом рабочем дне, однако уже очень скоро началось резкое наступление капитала на все послевоенные экономические завоевания рабочего класса и в первую очередь на продолжи-тельность рабочего дня. И очень скоро во всех капиталистических странах 8-часовой рабочий день был сведен на-нет. Так напр. в Германии постановление от 21 декабря 1923 г., оставляя «в принципе» 8-часовой рабочий день, предусматривало широкую возможность удлинения рабочего времени сверх этой нормы в день по коллективным договорам. В Англии максимум рабочего времени для взрослых рабочих не закреплен, и нередко встречаются случаи и 11-часового рабочего дня. Законодательный предел рабочего дня горняков был повышен с 7 до 8 часов после поражения героической стачки горняков 1926 г. В США регулирование рабочего времени относится к компетенции отдельных штатов. Законодательство в малой степени регулирует рабочее время взрослых рабочих. Во Франции закон о 8-часовом рабочем дне, «принципиально» установленный еще в 1919 г., аннулируется фактически рядом существенных изъятий и исключений временного или постоянного характера. В фашистской Италии некоторое время формально существовал 8-часовой рабочий день, хотя путем соглашения между пред- I принимателями и рабочими допускалось уве- личение рабочего времени до 60 часов в неделю. Но в дальнейшем, когда фашистское правительство укрепило свою власть, был издан закон 29 июня 1926 г., которым в Италии введен для всей промышленности 9-часовой рабочий день. В условиях всеобщего мирового экономического кризиса резкое снижение производства привело не только к неслыханному росту безработицы, но и к значительному распространению сокращенной рабочей недели, конечно при соответствующем сокращении и заработной платы, т. е. к особой форме скрытой частичной безработицы. И несмотря на это в ряде стран обычным массовым явлением остается весьма продолжительный рабочий день, усугубляющийся неслыханной интенсификацией Т. Так напр. в Германии по данным профсоюзного обследования только 53,5% всех рабочих работают 48 часов в неделю (что, кстати говоря, обозначает фактический рабочий день больше 8 часов как из-за предпраздничного сокращения рабочего времени, так и из-за широкого распространения неполной рабочей недели), 17,2% работают более 54 часов в неделю. И это имело место еще до гитлеровской политики «рабочего фронта» с ликвидацией профсоюзов и колдоговоров. Естественно ожидать, что покрытая ныне полным мраком картина фактического рабочего дня в Германии еще гораздо хуже. В годовом отчете Английской центральной промышленной инспекции указывается, что в 1951 г., несмотря на кризис, безработицу и работу неполное время, в английской текстильной промышленности после отмены золотого стандарта вновь установлена законная продолжительность рабочей недели для женщин и детей в 5572 часов и что для рабочих-мужчин не только в текстильной промышленности, но и в целом ряде других отраслей рабочая неделя составляет 56—60 часов. В Италии правительство издало 25 ноября 1931 г. декрет, в силу к-рого «общественным предприятиям разрешается занимать своих рабочих по воскресеньям и общим праздничным дням, а также сверхурочной работой». В Польше до 1933 г. формально существовал еще закон о 8-часовом рабочем дне, и несмотря на это в Лодзи напр. по данным Союза текстильщиков из обследованных 50 фабрик на 16 рабочие работали по 9—10 часов в день, на 27—по 12 и на 7 далее по 16 часов. По закону же, принятому сеймом 17/III 1933 г., не только министр труда получил право сам удлинять рабочее время на сезонных работах, но во всех вообще предприятиях при заключении колдоговора допускается установление любой продолжительности рабочего дня «по соглашению сторон». Рабочее время в России. История царской России обнаруживает весьма ясный параллелизм между развитием законодательства о рабочем времени и интенсивностью рабочего, в частности стачечного движения. Единственный закон в этой области—закон 2 июня 1897 г. — был издан в результате целого ряда забастовок по всей России, начиная с 1894 г. Этому закону посвятил обстоятельную брошюру, напечатанную в Женеве и распространившуюся нелегально в России, В. И. Ленин. Самое издание закона он объясняет просто и ярко следующими словами: «Новый фабричный закон точно так же вынужден рабочими у правительства, точно так же отвоеван рабочими у их злейшего врага, как и изданный 11 лет тому назад закон 3 июня 1886 г. о правилах внутреннего распорядка, о штрафах, о расцен- ке и т.д.» («Новый фабричный закон», Собр. соч., т. I, стр. 304). Закон 1897 г. ограничил рабочее время при дневной работе 11 '/2 часами в сутки, по субботам же и в кануны праздников, а также при ночной работе—10 часами. При этом широко допускались сверхурочные работы. Несмотря на то, что фактически рабочее время было в подавляющем большинстве предприятий несравненно ниже норм, установленных законом 1897 г., дальнейшее сокращение норм рабочего времени в законодательном порядке не имело места ни при царской власти ни при Временном правительстве 1917 г. В период революции 1905 г. Петербургский совет рабочих депутатов пытался революционным порядком провести 8-часовой рабочий день, но однако завоевание это было уничтожено в связи с локаутом предпринимателей и дальнейшим разгромом революционного движения. В эпоху же империалистской войны даже чрезвычайно широкие нормы закона 1897 г. стали казаться предпринимателям чрезмерно утеснительными, и министру торговли и промышленности было предоставлено право разрешить отступления всем фабрично-заводским, горным и горнозаводским предприятиям, изготовляющим предметы, необходимые для государственной обороны. После Февральской революции 1917 г. Временное правительство при социал-демократических руководителях министерства труда (с мая 1917 г.) также упорно отказывалось издать закон о 8-часовом рабочем дне, несмотря на то, что в подавляющем большинстве промышленных предприятий рабочие явочным порядком осуществили это основное революционное завоевание. Законодательство о рабочемвре-м е н и в СССР. Согласно декрету 29/Х 1917 г. и Кодексу законов о труде для всех лиц физ. Т. бьщ установлен 8-часовой рабочий день, а для лиц конторского и умственного Т., не связанных непосредственно с производством,—6-часовой. Помимо того для целого ряда профессий, занятых на вредных работах, был установлен сокращенный рабочий день, начиная с 7 и кончая 3 часами (как напр. в нек-рых отделениях особо вредного производства по изготовлению свинцовых белил). Сокращенный рабочий день установлен для следующих групп работ и профессий: 1) для профессий, постоянно соприкасающихся по роду работы с ядами, при условиях, могущих причинить хрон. или острое отравление свинцом, ртутью, мышьяком и другими ядами; 2) для профессий, работа которых связана с беспрерывными повышенными нервными напряжениями (телефон, радио и т. д.); 3) для работ в сжатом и разреженном воздухе (кессонные, водолазные, летчики и пр.); 4) для отдельных профессий, работа к-рых под землей связана с особым напряжением, вредностью или опасностью; 5) для работ, к-рые производятся при высокой t° в продолжение не менее половины нормального рабочего дня; 6) для работ на открытом воздухе при особо низкой t°; 7) в исключительных случаях при постоянном пребывании в атмосфере с большим содержанием вредно действующей пыли: сухая точка в фарфоровом производстве, работа на незащищенных пескоструйных аппаратах и т. п. При установлении Сокращенного рабочего дня на основании вышеуказанных пунктов учитывается комбинирование перечисленных вредностей между собой, равно как с особо тяжелым физ. напряжением. Вместе с тем советским законодательством о Т. радикально ограничено применение сверхурочных работ, к-рые разрешаются лишь в особо исключительных случаях, специально поименованных в законе, каждый раз с санкции расценочпо-конфликтной комиссии и с утверждением инспектора труда и продолжительностью не более 2 часов в два дня подряд, а в общей сложности 120 часов в год на одного рабочего. Манифестом ЦИК СССР к 10-летней годовщине Октябрьской революции провозглашен был постепенный переход всех промышленных рабочих в течение 5 лет на 7-часовой рабочий день. Переход этот был закончен досрочно и сейчас уже все рабочие промышленности и транспорта работают 7 часов в дневную и 6 часов в ночную смену. Фактическая продолжительность рабочего дня за 1913—1935 гг. дана в следующей таблице *: Табл. 2. Средний рабочий день Общий урочный сверхурочная работа (в часах) : Годы абсо- отнош. (в часах) лютный в % к | (и часах) 1913 г. 1 1913 ...... 9,7 0,30 10,0 1 1911 ....... 9,53 0,20 9,7 ! 1915 ....... 9,50 0,16 9,7 97 , 9,74 0,18 9,9 8,76 0,13 8,9 8,13 0,37 8,5 7,90 0,40 8,3 7,80 0,80 8,6 1 1921 ....... 7,80 0,70 8,5 , 7,61 0,29 7,9 ',9 7,52 0,28 7,8 7,И 0,19 7,8 7,42 0,18 7,6 7,34 0,16 7,5 75,0 7,35 0,11 7,45 74,5 7,21 0,13 7,37 73,7 7,25 0,12 7,37 1939 ...... 7,26 0,12 7,38 73,8 7,12 7,03 0,14 0,13 7,26 7,16 72,6 71,8 1932 ....... 1933 (сентябрь) . 6,89 .—■ 1935 (январь). . 6,95 0,11 7,06 70,6 По советскому законодательству ночное рабочее время должно быть на час меньше, чем нормальное (дневное) рабочее время для данной профессии. Советское трудовое законодательство устанавливает обязательный перерыв во время работы, не позже как через 4 часа после начала работы и продолжительностью от */8 часа до 2 часов (о перерывах для кормления ребенка см. ниже). Для всех работников наемного Т. был установлен в СССР по Кодексу законов о Т. при 7-дневной рабочей неделе обязательный 42-часовой еженедельный отдых. Также кроме еженедельных дней отдыха были установлены еще двоякого рода нерабочие дни: праздники (Новый год и революционные годовщины) и местные дни отдыха (8 в году). . В 1929 г. начала широко проводиться т. н. «непрерывка», причем введение непрерывной рабочей недели обозначало одновременно переход на 5- и* 6-дневку. При этом было установлено 5 дополнительных дней отдыха в году— революционных праздников (1—2 мая, 7—8 ноября и 22 января—день памяти Ленина). Как доказывает опыт введения связанного с сокращением рабочей недели более рационального распределения работы и дней отдыха, это весь- * "В таблице, кроме рабочего дпл в промышленности и на транспорте, учтена также продолжительность рабочего дня и других категорий наемного труда (с.-х. рабочие и др.). ма благоприятно сказалось и на производительности Т. (в результате увеличения работоспособности) и на заболеваемости и травматизме рабочих масс. Наряду с серьезными достижениями, связанными. с непрерывкой, необходимо указать на то, что в процессе ее проведения, при недостаточном внимании к вопросам организации труда, на ряде предприятий выявился крупнейший недостаток, со всей силой заклейменный вождем партии т. Сталиным в его историческом выступлении 23 июня 1931 г. Он указал, что «обезличка есть отсутствие всякой ответственности за порученную работу, отсутствие ответственности за механизм, за станки, за инструменты и что она пришла в предприятия как незаконная спутница непрерывки». Вместе с тем т. Сталин со всей решительностью заявил, что «было бы неправильно сказать, что непрерывка обязательно влечет за собой обезличку в производстве. При правильной организации труда, при организации ответственности каждого за определенную работу, при наличии прикрепления определенных групп рабочих к механизмам, станкам, при правильной организации смен, не уступающих друг другу по качеству и квалификации,—при этих условиях непрерывка ведет к громадному росту производительности труда, к улучшению качества работы, к искоренению обезлички». Вся партия вслед за выступлением т. Сталина, начиная с лета 1931 г., объявила решительную борьбу «видимости непрерывки» , когда фактически вместе с рабочим бездействовало и оборудование, или такой непрерывке, при к-рой рождается обезличка. В связи с этим был издан и ряд правительственных постановлений, давший возможность там, где это целесообразно, восстановить временно прерывку (но уже не при семи-, а при шестидневной неделе). При этом всюду однако подчеркивается, что по мере создания необходимых условий должна быть восстановлена непрерывная пятидневка. В трехсменных предприятиях при сохранении непрерывки вводится т. н. «четырехбригадный график» с месячным балансом рабочего времени в 168 час. 45 мин. Таким образом условия Т. и отдыха при таком режиме Т. исключительно благоприятные. Вместе с тем при четырехбригадном графике за каждым станком (рабочим местом) закрепляются 4 постоянных рабочих с точным распределением времени выхода на работу и отдыха для каждого. Введение четырехбригадного графика в жизнь сразу показало его жизненность и было связано с повышением производительности Т, и рядом других преимуществ. Далее в СССР всем лицам, работающим по найму непрерывно не менее 5'/2 месяцев, предоставляется один раз в году очередной отпуск продолжительностью не менее двух недель, или 12 рабочих дней (в особо вредных предприятиях—четыре недели, или 24 рабочих дня, для несовершеннолетних—во всех случаях один месяц). Предоставление взамен очередного отпуска денежной компенсации допускается только с согласия расценочно-конфликтной комиссии, а при отсутствии последней—по соглашению соответствующего органа профсоюза с администрацией. Если очередной отпуск не.был использован в данном году не по вине трудящегося и трудящийся не получил за него компенсации, то отпуск следующего года должен быть продлен на неиспользованный срок. Соединение отпусков более чем за два года не до- пускается, как равно воспрещается непредоставление отпуска и замена его компенсацией в течение 2 лет подряд. Категорически запрещено непредоставление и замена деньгами отпусков несовершеннолетних и дополнительных отпусков по вредности работы. Особо предусмотрены компенсация рабочему за неиспользованный им отпуск при увольнении. Фактическая продолжительность отпусков в календарных днях дана в следующей таблице: Табл. 3. Годы Календ. ДШ1 Годы Календ. дни 1926/27 .... 6,8 I 1928...... 12,5 1929 ...... 10,3 1930 ...... 12,7 1931 ...... 12,9 1932 ...... 14,1 li 1934...... 14,14 |[ 14,22 13,98 14,02 14,21 14,02 13,«8 14,32 Из этой таблицы видно, как лишь примерно к 1926 г. установилась довольно устойчивая средняя продолжительность очередного отпуска и что она значительно (на 17—19%) больше, чем полагающаяся по закону (12 календарных дней), что объясняется большим количеством лиц, пользующихся трехнедельным и месячным отпуском («по вредности» и как подростки). Женский труд. Проблема женского Т. имеет серьезнейшее соц.-гигиеническое и соц.-политическое значение. Женский организм по своим физиол.свойствам несколько слабее мужского и в известных случаях может оказывать меньшую сопротивляемость различным проф. вредностям и опасностям. Энгельс в «Положении рабочего класса в Англии» писал; «Условия труда в современной промышленности, отношение к рабочей силе, длинный утомительный день, отсутствие необходимого отдыха, низкий уровень жизни, антигигиеническая обстановка фабричных помещений промышленного города—все это пагубно отражается на здоровьи рабочего класса и в особенности женщинах-работницах». Вместе с тем это одна из важнейших проблем единства рабочего класса в классовой борьбе против капитала, а в условиях социалистического строительства—максимального использования всех сил пролетариата на строительство нового общества. Проблема полного уничтожения соц.-бытового неравенства полов явилась результатом длительной эволюции первой фор-мыразделения Т.—разделения Т. менаду полами. Само собой разумеется, что проблема женского Т. в СССР ставится принципиально совсем по-другому, чем то имеет место в условиях капитализма. Коренным образом изменяются причины и цели и характер вовлечения женщин в производство и радикально по-новому ставятся и вопросы охраны женского Т. По Марксу, женский Т. был «первым словом капиталистического применения машин в целях подчинения непосредственному господству капитала всех членов рабочей семьи без различия пола и возраста» («Капитал», т. I). По словам Энгельса, «чем больше деятельность рук, сила мышц заменяется с введением машин силой воды или пара, тем менее фабрикант нуждается во взрослых мужчинах, а так как женщины и дети получают более низкую оплату и, как уже сказано, более пригодны к этой работе, то они и занимают место взрослых мужчин» («Положение рабочего класса в Англии»). История развития промышленности и история Т. ясно показывают, что развитие капиталистической промышленности было связано с вовлечением на фабрики огромнейшего количества женщин и подростков как наиболее безропотной и дешевой рабочей силы, к тому же дававшей возможность снижать заработную плату и мужчин как в порядке конкуренции женского Т., так и вследствие увеличения числа работающих в семье. И в первый период развития капитализма его апологеты (как экономисты, так и врачи) считали этот процесс проникновения женщины в промышленность вполне естественным и соответствующим всем «высоким принципам науки и морали». Несмотря на то, что пагубное влияние капиталистического производства на здоровье женщин, на материнство, на детскую смертность, на отношения между полами никак не может укрыться от глаз мало-мальски беспристрастного наблюдателя и в частности довольно откровенно вскрывалась ужасающая картина в этой области в отчетах английских фабричных инспекторов, буржуазия и ее идеологи всячески замалчивали истинное положение вещей. И только основоположники марксизма в своих основных работах дали яркую картину положения женского Т. при капитализме и сделали все вытекающие из этого выводы. В частности Маркс подчеркивает, что очень часто капитал прибегал к замене Т. лошадей женским Т., «потому что труд, необходимый для производства лошадей и машин, является математически определенной величиной, труд же, необходимый для содержания женщин из избыточного населения, стоит ниже всякого расчета». В «Положении рабочего класса в Англии» Энгельс пишет: «Что работа матерей является также одной из причин большой смертности малолетних детей, понятно само собой и с полной несомненностью доказывается фактами...», а также: «влияние фабричного труда на женский организм тоже очень своеобразно. Длинный рабочий день вызывает у женщины еще более серьезные аномалии, чем у муясчин». И действительно, проф. гигиена и сан. статистика Т. с полной очевидностью доказывают, что в условиях капиталистической организации производства женщина-работница еще больше, чем мужчина, оказывается жертвой разнообразнейших проф. вредностей и опасностей. Объясняется это тем, что при капитализме работница вынуждена сгибаться под непосильным бременем тройной нагрузки: а) Т. в условиях полного отсутствия фактической охраны его, б) домашнего быта, возлагающего на нее всю тяжесть обслуживания всей семьи и всего домашнего хозяйства (о к-ром Ленин писал в статье «Великий почин», что оно приковывает ее «к кухне и к детской, расхищая ее труд работою до дикости непроизводительною, мелочною, изнервливающею, отупляющею, забивающею»)^ наконец в) материнства в условиях полного отказа буржуазного государства от фактической охраны материнства, младенчества и детства. По данным почти всех без исключения больничных касс, по материалам анкетных обследований, по материалам отчетов инспекторов Т., по специальным научным монографиям собрано богатое количество цифрового материала и отдельных наблюдений, доказывающих, что женщины-работницы в буржуазных странах дают более высокую заболеваемость, чем мужчины того же возрастного состава и тех же профессий; что женщины-работницы становятся в большей степени жертвами различного рода проф. отравлений; что нездоровые условия Т. явно сказываются на количестве выкидышей, мертворождений, на течении родов, на детской смертности, на жизнеспособности младенцев и т. д. Приведем лишь нек-рые цифровые примеры из богатейшего материала, накопленного в этой области гигиеной Т. в отношении капиталистических стран. По последним опубликованным отчетным цифрам (за 1931 г.) по всей Германии на 100 застрахованных мужчин приходилось 1  024,1 дня б-ни, а у женщин эта цифра равнялась 1 056,8. На один случай б-ни падало дней нетрудоспособности у мужчин 26,5, а у женщин уже 28,9, т. е. почти на 10% больше. По данным Дрезденской общегородской больничной кассы в 1929 г. на 100 рабочих приходилось дней нетрудоспособности у мужчин 1 634, у женщин—I 799, причем в производствах по обработке металлов женщины давали 3 561 день б-ни против 1 286 у мужчин; в машиностроении—2 664 против 1 529, в химической—3 537 против 1 378 и в текстильной промышленности— 2 445 против 1 379. Число случаев и дней нетрудоспособности на 1 000 застрахованных по данным Берлинской общегородской больничной кассы в 1930 г. рисуется следующей таблицей (возрастной состав стандартизирован): т а б л. 4. Болезни Случаев Дней м. т. м. ж. 501,6 4,4 62,9 624,62 10,15 13,94 90,04 15 480 62 240 1 331 19 822 262 651 2 504 Болезни кровообраще- Болезни обмена и внутренней секре- Нервные и душевные Из этой таблицы ясно видно, что особенно резкая разница в. сторону превышения заболеваемости женщин имеется по тем группам б-ней, к-рые связаны с общим состоянием организма и к-рые этиологически наиболее связаны с одновременным воздействием . факторов как узко профессиональных, так и бытовых. В Берлинской кассе по данным учета заболеваемости с утратой трудоспособности на 100 застрахованных в год приходилось в том же 1930 г. (включая травматизм и исключая нормальные роды): Табл. б. Случаев болезни Дней болезни Возраст м. м. 14—16 л..... 70,3 73,1 17—20 » 47,9 68,8 1 015 1 622 21—25 » 58,1 72,2 1 279 1 979 26—30 » 49,8 68,7 3 056 31—35 » 53,0 66,9 2 107 36—40 » 50,0 66,1 2 154 41—15 » , 48,2 58,4 2 037 46—50 » 48,7 55,4 2 054 51—55 » 47,2 51,9 ' 1 910 2 086 56—60 » «7,8 46,6 2 178 2 152 61—65 » 45,0 40,5 2 891 2 083 66—70 » 43,0 31,8 2 583 2 786 70 л. и больше 44,2 29,5 2 921 В среднем . . . 50,2 62,0 1 543 По этим данным заболеваемость женщин резко преобладает над мужской заболеваемостью во всех возрастах от 14 до 55 лет, и только за пределами 55 лет наблюдается обратное—пре- вышение мужской заболеваемости. В Англии по данным официального отчета 1930 г. заболеваемость рабочих выражается в следующих цифрах на 100 застрахованных (число недель б-ни на 100): Т а б л. 6. Женщины Годы Мужчины незамужние замужние 113 ] 263 114 268 120 282 Повозрастные цифры (число дней б-ни на 100 застрахованных) для 1927 г. представлены в следующей таблице: Табл. Возраст Мужчины Женщины незамушн. аамужяие 1G—19 л....... 460,8 594,0 : 3 603,6 20—24 » ...... 469,2 690,0 2 340,0 25—29 » ...... 441,0 667,8 1 771,2 47S.7 681,2 1 661,4 35—39 » ...... 501,0 660,0 1581,8 40—14 » ...... 554,4 752,4 1 468,8 45—49 »...... 662,4 828,0 1 530,0 50—54 » ...... 806,4 982,8 ! 1531,2 55—59 » ...... 982,8 1082,4 1432,2 60—64 » ...... 1287,6 1296,0 ! 1747,2 Эти данные показывают характерные для капиталистических условий закономерности: а) превышение во всех возрастах женской заболеваемости над мужской, б) резкую разницу в уровнях заболеваемости замужних и незамужних женщин, ярко выявляющую патогенную роль тройной нагрузки женщины в условиях капитализма (семья, труд, материнство) и непримиримый антагонизм, создающийся при этом между материнством и трудом. Энгельс писал по этому поводу в фундаментальной работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства»: «При этом дело складывается так, что, если она выполняет свои обязанности на частной службе в семье, она остается исключенной из общественного производства и ничего не может зарабатывать, а если она хочет участвовать в общественном труде и иметь самостоятельный заработок, она оказывается не в состоянии выполнять свои семенные обязанности. И в этом отношении положение женщины одинаково как на фабрике, так и во всех отраслях труда, вплоть до медицины и адвокатуры». Характерно, что нек-рые буржуазные ученые лицемерно кричат о снижении в ряде капиталистических стран заболеваемости за последние годы (как мужчин, так и женщин), используя для этого те же отчеты больничных касс. Так напр. такой вывод делается из следующих данных о числе оплаченных за. год дней на одного застрахованного в Берлине: Табл. s. Годы Мужчин Женщин 16,8 17,9 14,5 22,2 23,1 18,5 sir, 9ia Из этой таблицы вытекает для всех рассматриваемых лет весьма значительное (примерно на Vi) повышение заболеваемости женщин по «равнению с мужчинами. Снижение же в 1930 г. числа оплаченных дней (что отнюдь не равнозначно фактической заболеваемости) совершенно определенно связано с всеобщим экономическим кризисом, вызвавшим резкое ухудшение законодательства о соц. страховании, сильное уменьшение обращаемости рабочих за мед. помощью и за оплатой в страхкассы из-за боязни потерять работу вследствие исключительной безработицы, а также и с изменением состава рабочих и работниц (освобождение предприятий от более старых индивидуумов, а также лиц с •более слабым здоровьем). Такую же картину мы видим по венским и по целому ряду других •больничных касс. В отношении влияния тяжелого физ. труда на половую функцию женщин и в частности на •форму таза, к-рая в свою очередь обусловливает ненормальности родового акта (о чем •специально говорил еще Энгельс в «Положении рабочего класса в Англии»), можно привести интересные данные Говорова, опубликованные в 1924 г. и отражающие результаты влияния на женщин чрезвычайно тяжелой физ. работы в царский период и в первый период советской власти задолго до начала реконструк-• тивного периода, характеризующегося значительной механизацией производства и резким облегчением физ. Т. как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. По данным Говорова среди работниц в горной промышленности узкий таз был найден у 43% всех обследованных работниц, среди металлисток у 29%, среди крестьянок у 13%, а среди не занимавшихся физ. Т. только у 8%. В тесной связи с количеством узких тазов стоит естественно и количество пат. родов. Так, на каждую сотню работниц у работающих в горной промышленности имело место 12 неправильных родов, у металлисток—9, у крестьянок—2,5, у женщин, не занимающихся физич. Т., только 1,5. Само собой разумеется, что на количестве узких тазов и характере родов особенно резко сказывается возраст, когда женщина начала заниматься физ. Т. (см. ниже). Влияние нездоровых условий производственного Т. (в тесной связи с общими социальными условиями быта) в условиях капитализма на генеративную функцию женщин видно хотя бы из следующих данных. По отчету венских больничных касс за 1930 г. число ненормальных родов у женщин-работниц равнялось 4,2%, а у членов касс, не работавших непосредственно в производстве,—2,8%. Число мертво-рождений у первой группы равнялось 3%, у второй—только 1,6%. Эти данные в значительной мере станут ясными из след. таблицы из того же отчета, показывающей, какое большое количество застрахованных не получало пособий в период беременности и материнства. Из 100 разрешившихся женщин получали пособие: Табл. 9; { Группа женщин По беременности По материнству | 1 'Фабричные работницы . Домашние работницы . . 82,6 70,7 29,1 89,5 87,7 37,7 Для иллюстрации влияния женского Т. в капиталистических условиях на детскую смертность можно привести два примера из специаль- ных обследований. Первый касается статистики города Галле, где в 1909 г. на каждую 1000 младенцев умирало: У неквалифицированных рабочих......     24,1 » квалифицированных рабочих.......     18,9 » мелких служащих.............     14,2 » средних чиновников ............     13,5 » самод. ремесл., мелких лавочн......     13,1 » купцов, фабрикантов, помещиков ....     12,4 » лиц свободных профессий и высших чинов     4,8 Не лучше были условия в царской России. По данным И. С. Вегера, исследовавшего смертность детей фабричных рабочих на трех текстильных фабриках (бумагопрядильной, бума-готкацкой и ситцевой) в г. Шуе Владимирской губернии (в 1909 г.), из каждых 100 родившихся умерло: в возрасте от рождения до полугода—43,2, от полугода до 1 года—6,5, от года до 5 лет—10,4, от 5 до 10 лет—1,7, а всего 63,8. Между тем общая детская смертность во Владимирской губернии была 51,3, т. е. на 12,5% ниже.—Помимо непосредственного воздействия нездоровых условий Т. на организм работницы, серьезную роль на капиталистической фабрике в повышении детской смертности у работниц играет невозможность для большинства из них в капиталистических условиях вскармливать своего ребенка грудью. Как известно, искусственное вскармливание детей всегда дает сильное повышение детской смертности. Чем раньше начинается прикармливание ребенка и чем большее количество детей вскармливается искусственно, вовсе не зная материнской груди, тем больше количество серьезных желудочных заболеваний, рахита и тем больше число ранних смертей. Для нормального материнства и здоровья ребенка чрезвычайно важно также, чтобы мать не работала до самых родов и имела достаточный отдых после родов. Кюстнер опубликовал в 1930 г. след. цифры, касающиеся только застрахованных (гл. обр. работниц): табл. ю. Вес ребенка в г Отдых перед родами незамужние замужние Не работавшие с—2 недели . . . » » 2—3 недель . . . 3 170 3 30Q 3 320 3 020 3 320 3 380 Т. о. ясно, что чем дольше женщина работала, тем меньше вес ее ребенка. Весьма характерно для «объективизма» буржуазной науки, что она в разные эпохи делала совершенно различные выводы из анализа фактических материалов о результатах внедрения женского Т. в производство. Если в первый период развития капитализма буржуазия стремилась не замечать всего пагубного соц.-гиг. значения капиталистических форм применения женского Т., то в последние годы мы наблюдаем обратную картину. В связи с общим революционизированием рабочего класса на базе роста классового самосознания и обострением классовой борьбы, буржуазия, а за ней и социал-фашисты всячески боятся пролетаризации широких женских масс и всех вытекающих из этого соц.-политических последствий. Маркс, Энгельс и Ленин неоднократно говорили об огромнейшем прогрессивном значений вовлечения в классовую борьбу против буржуазии и женской половины пролетариата, а Сталин в свою очередь особенно подчеркивал огромнейшую роль женщины в колхозном строительстве. В частности еще Маркс боролся с прудонистами, стоящими на позиции нецелесообразности широкого вовлечения женщин в производство, и специально подчеркивал, что «общественный прогресс может быть точно измеряем по общественному положению женщины». Ленин неоднократно подчеркивал и до и после Октябрьской революции огромнейшее прогрессивное значение женского Т. В статье «О лозунге разоружения» (напечатанной в сборнике «Социал-демократ» в декабре 1916 г.) Ленин писал: «Дело буржуазии—развивать тресты, загонять детей и женщин на фабрики, мучить их там, развращать, осуждать на крайнюю нужду. Мы не „требуем" такого развития, не „поддерживаем" его, мы боремся против пего. Но как боремся? Мы знаем, что тресты и фабричная работа женщин прогрессивны. Мы не хотим итти назад, к ремеслу, к домонополистическому капитализму, к домашней работе женщин. Вперед через тресты и пр. и дальше них к социализму».—-Буржуазия, ясно понимая, что раскрепощение женщины в результате широкого проникновения в сферы производительного Т. приближает час наступления соц. революции, устами своих апологетов и в первую очередь социал-гигиенистов, всего больше заботящихся о ненарушимости основ капиталистического строя, провозгласила лозунг возвращения женщины в семью. Буржуазные соц. и проф. гигиенисты и проф. патологи (Гротьян, Гирш, Хайес, Липман и др.) выдвигают под лицемерным прикрытием интересов женщины, интересов семьи, интересов будущего поколения требование либо полного запрещения женского Т., либо запрещения Т. замужних женщин, либо создания таких, будто бы гигиенически обоснованных требований в отношении охраны материнства и младенчества (как напр. запрещение работы весь период беременности и 3—4 мес. после родов), к-рые делают женский Т. экономически совершенно немыслимым. На таких же позициях стоят и социал-демократические партии в целом, причем особенно усилилась агитация с их стороны против женского Т. в период мирового экономического кризиса, когда в связи с необходимостью усиленного сокращения производства капиталисты стали стремиться в первую очередь вытеснить работниц. В конце 1930 г. германская хозяйственная партия внесла в рейхстаг специальный законопроект, предложивший в целях борьбы с безработицей ряд мероприятий по ограничению женского Т. Саксонское правительство издало ряд соответствующих постановлений. В постановлении германского правительства от 8 декабря 1930 г., резко ухудшающем положение всего рабочего класса, имеется ряд специальных постановлений, резко ухудшающих условия материнства и тем самым влияющих на сокращение размеров женского Т. Широко известны последние мероприятия гитлеровского правительства, направленные к возвращению женщины с производства в семью для выполнения ее «основного естественного назначения»— рожать и воспитывать чистокровных национал-социалистических «арийцев». В ряде штатов США, в Англии и особенно в фашистской Германии сейчас проводится снятие с работы всех замужних женщин и наем только одиноких. Под прикрытием охраны труда женщины в массовом порядке увольняются с производства. Для этого прибегают даже к таким обходным путям, как столь необычное для бурясуазных правительств усиление надзора за ночной работой женщин, причем самое понятие ночи чрезвычайно удлиняется (на собрании директоров трестов хлопчатобумажной промышленности в 1931 г. было решено считать ночью время от 7 час. вечера до 7 час. утра, т. о. для женщин вовсе закрывается возможность работать в текстильной промышленности). Точно так же в Англии при лейбористском правительстве (при женщине министре труда Маргарите Бонфильд) был разработан изданный в июле 1931 г. специальный закон «о злоупотреблениях», па основании к-рого большое число женщин было снято с пособий по безработице, что было направлено в конечном итоге к значительному сокращению работающих в промышленности замужних женщин. Ряд съездов социал-фашистских профсоюзов и ряд их лидеров в выступлениях на собраниях и в печати в последние годы также высказывались против работы если не всех женщин, то в первую очередь замужних. В унисон этому единому хору всех буржуазных партий, от аграриев и крупных капиталистов до социал-демократии, среди врачей, физиологов и психологов широкое распространение находят себе различные теории в области женского Т., характеризующиеся в основном биологизацивй этой проблемы. К вопросам женского Т. подходят не по-марксистски как к социальному явлению, совершенно упускается из виду необходимость рассматривать всю эту проблему в свете определенных классовых отношений и исторического развития общества, а все сводится к врожденным биол. особенностям женщины, делающим ее будто бы неполноценной и в соматическом и в интелектуалыю-психологиче-ском смысле и поэтому непригодной к активной самостоятельной хозяйственной деятельности. Биологизация проблемы женского Т. с неверными социально-политическими выводами имелась и в работах ряда советских авторов. Так напр. Боголепова ставила вопрос о том, что «биологические особенности женщины часто становятся для нее преградой для улучшения своего (или семьи) материального положения и культурных запросов» и что поэтому она не может заниматься некоторыми видами проф. труда. И. Н. Шпильрейн в книге «Трудовой метод изучения профессий» в предисловии пишет: «Исключительная способность к продолжительному непрерывному пассивному вниманию и меньшая интенсивность—этими еврйствами давно уже принято характеризовать" женский Т. по сравнению с мужским». Такая неисторическая, аб-страктно-биологизаторская постановка проблемы прямо противоречит основам марксизма-ленинизма и является теоретической базой пра-вооппортунистических установок на практике, препятствующих широкому внедрению женщин во все отрасли народного хозяйства СССР. В связи с ликвидацией уже к 1930 г. безработицы и огромнейшим расширением и реконструкцией производства, проводимой под лозунгом великого вождя партии т. Сталина—уже в ближайшее десятилетие догнать и перегнать в технико-экономическом отношении передовые капиталистические страны, —мы имеем сейчас широкое проникновение женщин во все отрасли народного хозяйства..Число женщин, занятых в производстве в СССР, непрерывно возрастает. Следующая таблица дает представление о количестве работниц в цензовой промышленности за годы восстановительного и начала реконструктивного периода (до 1931 г. среднегодовые данные, а для 1932—1934 гг.—на 1 января): Табл. 11. Процент Процент Число щепщ. к женщ. к Годы женщин общему Годы женщин общему (в тыс.) числу ра- (в тыс.) числу ра- ботающих ботающих 404,2 28,1 827,6 28,3 441,1 27,8 1 057,7 28,8 Б49,9 28,6 1 449,7 31,2 658,5 28,2 173В, 4 32,9 699,7 28,2 2 206,7 31,5 769,3 2Ь,6 2 274,1 85,5 Из этой таблицы мы видим, что абсолютное количество женщин, вовлеченных в промышленность, за первые 5 лет (1923—28) выросло на 90%. Особенно значительно увеличилось число женщин в годы первой пятилетки, когда грандиознейшее строительство новых предприятий, требовавшее огромного количества новых кадров, естественно совпало с полной ликвидацией безработицы и с втягиванием в производство в массовых масштабах почти всех работоспособных членов семей рабочих и служащих. Общее число женщин во всем народном хозяйстве выросло с 2,7 млн. на 1/11929 г. до6,8на1/И933г., т. е. выросло на 152%, а в цензовой промышленности более чем удвоилось. Не только резко растет абсолютное количество женщин в промышленности, но одновременно возрастает и относительная доля женского Т. во всем хозяйстве и промышленности. На протяжении всего периода с 1923 по 1929 г. процент женщин в промышленности колебался меизду 27 и 28%. На 1/1 1929 г. он равнялся 28,3%, в 1931 г. достиг около 30 %, к концу пятилетки дошел до 31,3 %, а к концу 1 полугодия 1933 г.—32,3%, т. е. вырос примерно на 20%. За годы первой пятилетки процент женщин, работающих в городах, поднялся с 23,8% до 33,1% (за первое полугодие 1933 г. вырос до 33,7%). В совхозах динамика процента работниц рисуется следующей таблицей (па 1/VІI или 1/VІII каждого года): табл. 12. Процент Процент Годы постоянных сезонных работ- работниц ниц 13,1 35,6 13,4 36,8 15,4 43,9 22,1 44,2 27,6 47,1 На I/VІI 1933 г. в совхозах работало 1106,8 тыс. женщин (36,4% общего числа работающих), на 1/VІI 1934 г.—1 294,0 тыс. (38,5%). Поскольку нашим основным лозунгом является не самодовлеющая охрана женского Т., фактически превращающаяся сейчас в буржуазных странах в охрану женщин от Т., а выполнение ленинского завета, согласно к-рому «для полного освобождения женщины и для действительного равенства ее с мужчиной нужно, чтобы было общественное хозяйство и чтобы женщина участвовала в общем производительном труде», то особое значение имеет конечно проблема внедрения женщин в квалифицированные профессии. Работа Центрального ин-та охраны труда совершенно очевидно доказала, что не может быть никакой речи о каких-либо коренных врожденных различиях между полами, препятствующих женщине заниматься квалифицированной работой, требующей специального технического подхода. Исследования в лабора- тории и наряде заводов («Динамо», «Дукс»ит. д.) показали, что в тех психологических функциях, на к-рых не отражается «социальная натренированность» мужчин (вербальный интелект, пальцевая моторика и т. д.), сопоставление различных полов не обнаруживает никаких статистически значащих отличий, и психологический анализ результатов обучения приводит к убеждению об отсутствии каких бы то ни было различий в т. п. общей одаренности. Так, получены были следующие показатели: вербальный интелект: мальчики—59,8, девочки—60,4; моторика: мальчики—48,8, девочки—48,3. В отношении таких психологических признаков, как технический интелект, пространственное представление, т. е. свойств, развивающихся более интенсивно при специфическом интересе к технике, при осознанной производственной устремленности, получились следующие данные: технический интелект—мальчики: 1928 'г.—56,2, 1931 г.—59,0; девочки: 1928 -г.—47,0, 1931 г.— 56,6. Особенно важно подчеркнуть, что некоторая разница в пользу мальчиков почти совершенно сгладилась уже в 1931 г. в результате целого ряда мероприятий за истекшее трехлетие, направленных к улучшению проф.-техническ. образования девочек, и в связи с общим подъемом интереса к проф. работе у девочек, связанным с социалистическими формами Т.и совладением техники. Уровень технического интелекта девочек в 1931 г. превышал таковой уровень мальчиков в 1928 г., и это ясно подчеркивает историческую обусловленность имеющейся небольшой разницы и бесспорную тенденцию к полному устранению и этого небольшого различия. Особое внимание обращается в СССР на максимальное вовлечение женщин в те отрасли промышленности, где они были прежде мало представлены.Широко проникли сейчас женщины во все отрасли тяжелой промышленности. Удельный вес женщин в тяжелой промышленности представляется в следующей таблице: Табл. 13. Годы (на 1/1) Процент женщин Годы (па 1/1) Процент женщин 11,2 11,3 13,5 1933 (на i/vii) 11,2 21,6 26,9 Начиная с 1930 г. относительная стабильность процента работающих в тяжелой промышленности женщин сменяется быстрым его подъемом. Около 75 % общего прироста женщин в промышленности запериод 1930—33 гг. приходится на отрасли тяжелой промышленности. В 1929 г. на группу «А» приходилась лишь одна пятая (21,4%) всех занятых в промышленности работниц, а в конце первой пятилетки (на 1 июля 1932 г.) в группе «А» работала половина всех женщин-работниц (50,1%). Процент женщин в рабочем составе ведущих отраслей промышленности представлен в следующей таблице: Табл." 14. Отрасли промышленности На 1/1 1929 г. На 1/VІ 1933 г. Каменноугольная промышлен- 8,4 6,3 6,8 18,8 17-, 6 21,5 20,3 22,9 33,0 Железоруднаяпромышленность Электротехническая промыщ- Число женщин в строительстве за годы первой пятилетки увеличилось почти в семь раз (с 64 тыс. в 1929 г. до 435 тыс. на 1/1 1933 г.); удельный вес женского Т. в строительстве увеличился с 7% до 16%. По материалам переписи населения 1926 г. и учета городского населения в 1931 г. число квалифицированных работниц составляло :средиметаллистов в 1926 г.—4,8тыс, ав 1931г.—68,7 тыс.; среди деревообделочников—5,2 тыс. и 12,9 тыс.; среди строителей—-0,7 тыс. и 17,0 тыс.; среди машинистов силовых установок—0,6 и 12,5 тыс. До периода первой пятилетки как правило женский Т. в тяжелой промышленности применялся почти исключительно на неквалифицированных и полуквалифицированных профессиях. Так напр. в конце 1927 г. слесари-женщины составляли в отдельных отраслях металлопромышленности 0,3—0,5%, женщины-токари—0,7—2,4%, фрезеровщицы—1,3—7,9%, женщины-машинисты каменноугольной промышленности—2,5%. Органы советской власти и профсоюзы проделали чрезвычайно большую работу по повышению квалификации работниц. В 1931 г. была намечена и в основном выполнена широкая программа передвижки внутри предприятий на более квалифицированную работу 300 тыс. работниц выпуска из ФЗУ и ШУМП, 50 тыс. работниц специально обучено на курсах, повышена квалификация 150 тыс. работниц; удельный вес женского труда в строительстве увеличился с 7% до 16%. Весьма интересна следующая таблица, составленная Институтом социального страхования ВЦСПС: Профессии Процент женщин по отношению ко всем рабочим данной профессии 1931 г. Литейные работы.......... Станочные работы......... В т. ч. тонари-фрезсровщици . Слесари............... Электросварочные работы..... 7,6 11,5 1932 г. 13,6 22,4 22,4 6,6 8,4 1933 г 17,2 25,3 25,6 5,8 10,7 Большое внимание уделяется привлечению женщин к квалифицированной работе и подготовке женщин-специалистов в вузах и втузах. Число женщин, обучающихся во всей системе вузов, возросло с 44,9 тыс. в 1928 г. до156,2 тыс. в 1933 г., а их удельный вес в общем составе учащихся повысился с 28 % до 33,3 %. В индустриально-технических вузах в 1933 г. обучалось 46 тыс. женщин—одна пятая общего их состава. Т. о. можно смело сказать, что женщина в СССР завоевывает уже полностью передовые технические посты. И на XVІI Партсъез-де тов. Сталин специально указал, что «мы должны приветствовать растущую общественную активность женщин и их выдвижение на руководящие посты как несомненный признак роста нашей культурности». В целях планового внедрения женского Т. во все отрасли народного хозяйства Наркомтруд (опираясь на научные учреждения) разработал специальные списки профессий по основным отраслям промышленности, куда в первую очередь должны направляться женщины. Органы Наркомтруда, а ныне профсоюзы, широко вовлекают женщин в ведущие профессии, связывая эту работу с рационализацией отдельных работ и производственных процессов (над чем сейчас работает ряд научных ин-тов НКЗдр. и профсоюзов). Женщина-работница принимает активное участие в социалистическом соревновании и ударничестве. Проведенное ВЦСПС в 1931 г. обследование, охватившее 1 567 000 рабочих, показало, что если из каждых 100 рабочих-муж-чин участвуют в социалистическом соревновании 56 человек, то из каждых 100 работниц в соцсоревновании участвуют 58 человек. Вторичное выборочное обследование подтвердило выводы об особо высокой активности работниц. Так, на Керченском заводе ударников-мужчин было 45,8%, женщин—50,9%, на Мытищинском заводе ударников-мужчин — 63,8%, женщин—96,3%, па телефонном заводе «Красная заря» мужчин—59,7%, женщин— 76,6%, на ростовском «Сельмаше» мужчин— 60,3 %, женщин—63,8%. Имеютсятакже и яркие качественные показатели работы ударниц. Так напр. на Днепрострое женские ударные бригады на бетонных работах при норме 3 л3 в день достигли выработки в 7 м3. На всех обследованных предприятиях было установлено, что трудовая дисциплина работниц выше, чем дисциплина мужчин. Уплотненность рабочего дня работниц также нередко выше уплотненности мужчины. Таким обр. совершенно очевидно, что женщина-работница активно борется за социализм в единых рядах с мужчиной и что и для нее Т. стал уже делом чести, делом славы, делом доблести и геройства. Огромнейшие достижения в области оздоровления Т. и быта в СССР, к-рых добился за истекшие годы социалистического строительства под руководством коммунистической пар-табл. 15. тии пролетариат СССР, привели к тому, что вопросы охраны женского Т. сейчас являются по существу подчиненными общей задаче внедрения его в производство. 7-часовой рабочий день, сокращенная рабочая неделя (5- и 6-дневка), строительство ряда новых крупнейших предприятий и комбинатов на базе последних достижений мировой науки и техники, радикальное оздоровление старых предприятий на базе огромнейших капитальных вложений по линии охраны труда, наиболее широкое в мире законодательство в области соц. страхования, социалистические формы Т.—все это создает такую обстановку, при к-рой все более и более снимается вопрос о необходимости специальной охраны и оздоровления Т. женщины как такового. В отдельных же случаях, когда действительно отдельные рабочие процессы непосильны или особенно вредны для женщины как для матери, вопрос решается обычно либо механизацией производства, либо полным его оздоровлением, охватывающим всех рабочих в целом независимо от пола, либо в отдельных случаях рационализацией производства применительно к особенностям женского организма. Кроме того органы ОММ и др. проводят в нужных случаях специальные меры, напр. перевод беременных с ночной работы на дневную. В виде примеров можно привести работу Гос. научного ин-та охраны труда (ныне Ин-та экономики, оздоровления и. организации труда ВЦСПС) по специальной рационализации Т. торфяниц путем применения особых сконструированных ин-том носилок, что попутно повысило производитель- Процент женщин среди рабочих в возрасте 20—29 лет 1931 г. 1932 г. 1933 Г. 11,9 10,5 4,3 4,6 15,9 25,7 25,3 8,9 11,8 20,2 28,6 28,4 6,6 12,7 92+ ность труда на 20%, либо' специальную реконструкцию, рационализацию сидения на тракторе, почти полностью уничтожающую тряску, вредно влияющую на женскую половую сферу. Подобные радикальные мероприятия влияют на оздоровление условий Т. и быта женщин в СССР. Вопросы женского Т. никак нельзя отделять от проблем обобществления быта. Ленин в своих работах неоднократно возвращался к этому вопросу. В статье «Великий почин» Ленин писал: «Женщина продолжает оставаться домашней рабыней, несмотря на все освободительные законы, ибо ее давит, душит, отупляет, принижает мелкое домашнее хозяйство, приковывая ее к кухне и к детской, расхищая ее труд работою до дикости непроизводительною, мелочною, изнервливающею, отупляющею, забивающею. Настоящее освобождение женщины, настоящий коммунизм начнется только там и тогда, где и когда начнется массовая борьба (руководимая владеющим государственной властью пролетариатом) против этого мелкого домашнего хозяйства, или, вернее, массовая перестройка его в крупное социалистическое хозяйство». В статье «Международный день работниц» он также писал о «самой мелкой, самой черной, самой тяжелой, самой отупляющей человека работе кухни и вообще одиночного домашпе-семейпого хозяйства». В речи на конференции московских работниц в 1919 г. Ленин сказал даже, что «самая постройка социалистического общества начнется только тогда, когда мы, добившись полного равенства женщин, примемся за новую работу вместе с женщиной, освобожденной от этой мелкой, отупляющей, непроизводительной работы». И вполне понятно поэтому, что вся система советского строя [особенно в связи с рядом специальных указаний тов. Сталина и решений ЦК ВКП(б)] в последние годы направлена на фактическое раскрепощение женщины, неразрывно связанное со всем делом улучшения благосостояния рабочего класса, втягивания женщины в производство, повышения материального уровня рабочей семьи. Особое внимание партия и правительство уделяли и уделяют развитию общественного питания, основного рычага обобществления быта и освобождения женщины от «отупляющей человека работы кухни» (Ленин), и оно играет часто решающую роль в деле превращения миллионов домохозяек в работниц. Особенно большую роль тут играет неслыханно широкое развитие ясельной сети (см. Ясли), учреждений общественного питания и дошкольного воспитания (см. Охрана здоровья детей и подростков). В отношении законодательства по охране женского Т. можно полностью применить слова Ленина: «Ни одно государство и ни одно демократическое законодательство не сделало для женщины и половины того, что сделала советская власть в первые же месяцы своего существования» (Речь на съезде работниц в ноябре 1919 г.). Кроме общего законодательства об охране Т., распространяющегося и на мужчин и на женщин, в СССР проведен еще целый ряд специальных законов, касающихся Т. работниц. В СССР запрещен Т. женщин в особо тяжелых и вредных производствах. Исходя из этого, Нарком-трудом издан был еще в октябре 1925 г. список вредных работ, где не допускается применение женского Т., пересмотренный в 1930 г. Согласно постановлению Наркомтруда СССР от 17/V 1930 г. женщины не допускаются на сле- дующие основные вредные работы (из списка здесь опущены49 профессий железнодорожного, речного и морского транспорта и лесозаготови-тельно-сплавные работы): 1) все подземные работы; 2) работы, непосредственно связанные с ручным дроблением, обжигом и выплавкой сернистых и мышьяковых руд; 3) работы с цианистыми соединениями и хлором при первичной обработке драгоценных металлов; 4) работы по загрузке коксовых печей; 5) работы, непосредственно связанные с плавлением и разливкой жидкого металла; 6) работы по прокатке горячего металла, начиная с загрузки печи; 7) работы по.чистке газопроводов и скрубберов; 8) работы, непосредственно связанные с выплавкой из руды цветных металлов (меди, свинца, ртути, цинка, серебра и др.), а также с производством фосфора, мышьяка и его соединений; 9) работы с пневматическими ручными инструментами (заклепка, чеканка, свердовка, зубила, рубка); 10) горячие работы и клепка в котельном производстве за исключением нагревания заклепок; 11) работы по травке и по сушке квашеной проволоки при отсутствии рациональной вентиляции; 12) выплавка, отливка, прокатка, протяжка и штамповка свинцовых изделий, лужение свинцом, закалка в свинцовых ваннах, изготовление и пайка свинцовых аккумуляторов, освинцование кораблей, эмалировочное производство при применении свинца и холодная обработка свинца на станках вручную; 13) кочегары, шуровщики и котлочи-сты; 14) производство, упаковка и рассыпка свинцовых красок (белил, сурика и глета); 15) резиновое производство: холодная вулканизация и выработка радоля и фактиса; 16) производство анилина и паранитроанилина и производство, упаковка и рассыпка анилиновых и мышьяковых красок; 17) производство бензола и нитро- и амидосоединений бензола; 18) производство тринитротолуола; 19) заливка снарядов тринитротолуолом и очистка их; 20) производство серной и соляной к-т на ручных печах; 21) производство азотной к-ты (кроме установок системы Валентинера), плавиковой к-ты и сернистого натрия; 22) работа по сливу, укупорке и переноске к-т; 23) приготовление травленного анилинового масла и черноанилино-вого плюса при ручной работе; 24) рабочие на плюсовках, постоянно работающие при крашении черным анилином; 25) разводка хлорной извести при ручном крашении; 26) работы по хлороразводке; 27) работы в словолитнях (за исключением упаковочного отделения, если оно изолировано от словолитни); 28) кес-. сонные работы; 29) работы, связанные с непосредственным тушением пожаров; 30) работы при ручной загрузке и разгрузке реторт на газовых заводах. На основании специального изучения Ин-том охраны труда вопроса о нормах подъема тяжестей женщинами, Наркомтрудом в 1931 г. издан закон, запрещающий переноску женщинами грузов свыше 20 кг. По законодательству СССР работницы, занятые физ. трудом, освобождаются от работы за 8 недель (56 дней) до родов и на 8 педель (56 дней) после родов. Между тем в большинстве буржуазных стран либо вовсе не имеется обязательного освобождения от работы либо таковое ограничено гораздо меньшими сроками. По царскому законодательству работница (начиная с 1912 г.) освобождалась в связи с материнством всего суммарно до и после родов только на 6 недель. Само со- физич. силой, но отличается еще и значительно более слабой сопротивляемостью по отношению ко всем вредностям и опасностям, чем организм взрослого рабочего. Вполне понятно поэтому, что тяжелый и непосильный физ. труд несовершеннолетних в капиталистических условиях прежде всего должен отражаться на их росте и весе, поскольку последний в известной степени является показателем общего развития их правильного хода процессов роста. Неблагоприятное влияние в этом отношепии раннего труда обусловливается, с одной стороны, значительной затратой энергии, заключенной в пищевых веществах, на внешнюю работу и связанной с этим относительной недостаточностью их для пластических функций, а с другой стороны, весьма пагубным воздействием на здоровье работы в скученных и душных рабочих помещениях, при недостатке солнечного света и чистого воздуха. Ранний труд сказывается почти на всех органах и тканях малолетних и подростков, оставляя иногда неизгладимые следы на всю жизнь. Прежде всего естественно ожидать серьезных последствий в области локомоторного аппарата, особенно в тех случаях, когда при незаконченном еще окостенении и слабости связок и суставов они подвергаются усиленной нагрузке (длительное однообразное положение тела, переноска тяжестей, постоянная ходьба и т. п.). Еще Энгельс писал: «Это удлинение периода детства есть в сущности не что иное, как результат задержанного развития, и впоследствии неизбежно приносит свои плоды. При таких условиях и при столь слабом организме неестественное положение тела при работе приводит к искривлению ног, выгибанию колен внутрь и голеней наружу, искривлению позвоночника и другим уродствам. Все эти уродства составляют'столь частое явление, что в Йоркшире и Ланкашире,           Нортумберланде и Дургаме, многие, и даже врачи, утверждают, что рудокопа можно узнать среди сотни других людей по его телосложению. Особенно страдают повидимому от этой работы женщины; телосложение их редко, если никогда, вполне нормально». Маркс в свою очередь указывал на «физическую деградацию детей и подростков, равно как и жен рабочих, к-рых машина подчиняет эксплоатации капитала—сначала прямо—на фабриках, возникающих на ее базисе, а потом косвенно—во всех других отраслях промышленности». В другом месте он писал: «Сотни показаний свидетельствуют о том, что работа задерживает рост молодых рабочих». «Член воинского присутствия свидетельствует, что фабричные рабочие мало пригодны для военной службы, что они худы и слабы, и врачи часто забраковывают их. В Манчестере трудно было ему найти людей в 5 футов и 8 дюймов роста, а большинству нехватало 1—2 дюймов, между тем как в земледельческих округах большинство рекрутов было 5 футов и 8 дюймов роста». Постоянно отмечается также большое количество искривлений позвоночника у малолетних и подростков, рано приступающих к самостоятельному проф." труду, особенно в профессиях сидячих или с односторонней нагрузкой спинных мышц. Ранняя работа, связанная с усиленным напряжением зрения, может способствовать далее развитию близорукости. Односторонность утверждений нек-рых авторов о полном отсутствии влияния проф. факторов и об одной только чисто конституциональной обусловленности миопии опровергается всего лучше статистическими данными, показывающими тесную связь между возрастом, в к-ром начата напрягающая зрение работа, и распространением близорукости. В 1921 г. Митчел обследовал 1 200 учеников проф. школ в Нью Иорке и нашел дефекты зрения у 9,9% юношей и у 14,3% девушек, причем эксперты-офтальмологи признали, что у мальчиков 68,6% ел., а у девочек 57,7% следует отнести за счет воздействия работы. Интересны цифры, полученные Койранским при обработке материалов обследования московских печатников. Среди наборщиков, приступивших к работе в возрасте выше 17 лет, близоруких вовсе не было обнаружено. Начавшие работу с 13 до 16 лет дали 13,1%, а до 13 лет—21,3% близоруких. Не только подобного рода специфические заболевания являются последствием раннего, непосильного или нездорового детского труда, но его воздействие сказывается на распространении общих заболеваний. Еще Энгельс писал, что «нельзя, конечно, отрицать того, что девятилетний ребенок и в особенности ребенок рабочего может выдержать ежедневную работу в 672 часов без того, чтобы вред от такой работы для его организма был явен и ощутителен; но во всяком случае ясно, что пребывание в душной, часто сырой и горячей атмосфере благоприятно влиять на здоровье не может. Как бы там ни было, недобросовестно то, что время детей, которое должно быть посвящено исключительно физическому и духовному воспитанию, отдается в жертву жадности бесчувственной буржуазии, что детей лишают школы и чистого воздуха, отдавая их в жертву алчности фабрикантов». По данным обследования московских типографий в 1923 г. была установлена прямая связь между количеством туберкулезных и началом работы по найму, что видно из след. таблицы: Табл. W. Возраст начала работы по найму Колкч. обследованных Колич. туберкулезных на 100 обследованных tbc легких подозрение на tbc tbc других органов всего До 13 лет . , . 17 л.и более . . 1480 165 3,0 2,7 1,8 6,3 4,9 4,8 0,4 0,3 0,6 9,7 7,9 7,2 Еще старый швейцарский фабричный инспектор, доктор Шуллер, отметил, что девушки до 18 лет дают 173% заболеваемости подростков мужского пола того же возраста. Помимо общего болезненного состояния слишком ранний физ. Т. девушек особенно серьезно отражается еще на правильном дальнейшем развитии женских половых органов. Так, д-р Письменный, исследовавший в начале 20 в. большое количество работниц в Московской губ., отметил, что у рано начинающих работать обычно запаздывает наступление половой зрелости. У тех девушек, к-рые поступили на фабрику уже вполне сформировавшимися, менструации установились правильно в 72% всех наблюдаемых случаев; у девушек же, у к-рых год наступления менструаций совпал с началом фабричного Т., правильные менструации наблюдались только в 55 %. По данным Кацнельсона на 90 молодых швейниц, вступивших уже в менструальный возраст, более половины страдают 9!>» 9.*И> дисменореями. На такого рода факты, приведенные в литературе в средине 19 в., обратил внимание еще Энгельс. Но еще более существенно пагубное влияние раннего Т. на правильное развитие еще неоформившейся девушки сказывается и в другом, гораздо более серьезном направлении—в отношении правильности окостенения таза. Весьма интересны также исчисления д-ра Говорова (Донбасс), о которых говорилось уже частично выше. Он показал следующую связь между началом физ. Т., узким тазом и пат. родами: т а с п. 17. Возраст начала трудовой щизни Процент узких тазов Процент пат. родов I. У работниц металлург, и горной промышленности 11—12 лет........[             90                        25 13—14 » ........I             71 Г 5—16 » ........               31 16 л. и старше......|             15 II. У крестьянок 1С—12 лет . . . 13—15 » . . . 16 л. и старше . 17 12 8 2,5 1,0 0,8 Из этой таблицы ясно видно, что у работниц, начавших тяжелый Т. совсем еще девочками, число узких тазов в 6 раз, а ненормальных родов в 8 раз больше, чем у начавших свою трудовую жизнь после периода полового созревания. У крестьянок разница не столь велика, но все же весьма значительна (число узких тазов соответственно в 272 раза, а -ненормальных родов в 3 раза больше). Наконец следует указать еще на то, что чрезмерная работа в слишком раннем возрасте весьма пагубно отражается также и на нервной системе малолетних и подростков. Малолетние рабочие обычно весьма раздражительны и страдают целым рядом нервных явлений. Помимо общих нервных явлений ранний труд в условиях капитализма отражается также и на умственных способностях несозревшего организма. Двойная нагрузка растущего подростка—работа, обычно в тяжелых условиях, и учеба, при плохих материально-бытовых условиях,—большей частью превышает посильную для организма нагрузку. Из устаповл'ения того бесспорного факта, что ранний детский Т. в условиях капитализма безусловно приводит к целому ряду отрицательных соц.-гиг. последствий, было бы совершенно неверно делать вывод о необходимости полного запрещения детского Т. Еще Марксу пришлось бороться с такой точкой зрения, высказывавшейся в частности прудонистами. Пламенно бичуя условия Т. несовершеннолетних и их последствия при капитализме, он вместе с тем всегда указывал на прогрессивное значение детского Т. и на необходимость в социалистическом обществе соединения производительного Т. с обучением. Так, в резолюции, написанной Марксом для Женевского конгресса I Интернационала (1866 г.), мы читаем следующее категорическое утверждение по вопросу о работе женщин и детей: «Тенденцию современной промышленности привлекать к участию в общественном производстве детей и подростков обоего пола мы считаем прогрессивной, благодетельной и правомерной, хотя при капиталистическом господстве эта тенденция и принимает отвратитель- ные формы». В 1875 г. в «Критике Готской программы» Маркс писал: «Всеобщее запрещение детского труда непримиримо с существованием крупной промышленности и останется поэтому благочестивым пожеланием. А будь эта мера возможной, ее проведение было бы реакционно, т. к. при строгом ограничении рабочего времени детей сообразно с их возрастом и при прочих мерах предосторожности в защиту детей раннее соединение производительного труда с учением является одним из могущественнейших средств переустройства современного общества». И наконец в «Капитале» он писал: «Из фабричной системы, как можно проследить в деталях у Роберта Оуэна, вырос зародыш воспитания будущего, которое для всех детей с известного возраста соединит производительный труд с обучением и гимнастикой, причем это будет не только методом (способом) повышения общественного производства, но и единственным методом создания всесторонне развитых людей». Ленин в свою очередь еще в 1897 г. писал: «Нельзя себе представить идеала будущего общества без соединения обучения с производительным трудом молодого поколения: ни обучение и образование без производительного труда, ни производительный труд без параллельного обучения и образования не могли бы быть поставлены на ту высоту, к-рая требуется современным уровнем техники и состоянием научного знания. Для того, чтобы соединить всеобщий производительный труд с всеобщим обучением, необходимо очевидно возложить на всех обязанность принимать участие в производительном труде». Эти основные теоретические положения основоположников марксизма-ленинизма являются основой построения советской системы политехнического образования, неразрывно связанной с законодательством об охране Т. несовершеннолетних. Законодательство по охране Т. во всех странах начиналось с законов об охране труда несовершеннолетних. Впереди всех стран по этой линии шла Англия, где еще в 1802 г. был издан специальный закон, касавшийся учеников хлопчатобумажных фабрик и запрещавший для них работу свыше 12 часов. В наст. момент законодательство о детском труде в различных странах сводится к след.: минимальный возраст допущения на работу установлен в 10 лет—в Испании, Китае, Венгрии, Португалии; в 12 лет—в Южной Африке, Аргентине, Австрии, Бразилии, Индии, Италии, Японии, Литве, Норвегии, Румынии, Чехо-Словакии; в 13 лет—в Германии, Южной Австралии, Финляндии, Новой Зеландии, Швеции; в 14 лет—в Восточной Австралии, Бельгии, Болгарии, Дании, Эстонии, Англии, Греции, Латвии, Голландии, Швейцарии; в 15 лет— в Польше. В США для различных производств минимальный возраст фиксирован от 14 до 16  лет. Ночная работа запрещена несовершеннолетним до 15 лет—в Италии, Японии, Румынии и в определенных случаях в Дании и Германии; до 16 лет—в США, Аргентине, Южной Африке, Испании, Новой Зеландии; до 17   лет—в Голландии и Польше; до 18 лет— в Дании, Франции, Великобритании, Норвегии, Швеции, Швейцарии. В законодательстве почти всех стран имеется большое количество исключений, препятствующих действительному проведению в жизнь этих законов. В Бельгии, Англии, Греции, Голландии, Дании, Норвегии, Румынии проводятся периодические мед. Б. М. 9. Т. ХХХП. ;>о «31 осмотры несовершеннолетних. Ни одно законодательство не знает сокращения рабочего дня несовершеннолетних ниже 8 часов в сутки, причем в ряде стран и это ограничение касается лишь иедостигших 14—16 лот. Особенно тяжелы сейчас условия детского Т. в странах с наиболее сильным развитием безграничной эксплуатации колониального пролетариата буржуазией «культурнейших» европейских народов, а также в Японии. Так например в отчете специальной комиссии, обследовавшей условия труда в Китае в 1923—24 гг., мы читаем следующие строки, освещающие положение детского Т. в Шанхае: «Фактом, заслуживающим сожаления, является то,что нет никаких ограничений для применения детского труда, и что в английских и других иностранных и китайских заводах дети работают неслыханно долго, днем и ночью, и совсем малые дети, к-рые не работают, провожают своих родителей на фабрику; нормальное рабочее время на англ. бумажных фабриках—231/2 часа в два приема по 12 часов с перерывом на 15 минут. На японских фабриках работают 22 часа в 2 сменах по 11 часов с 30-минутным перерывом. На китайских фабриках работают по 14 часов без перерыва. Дети и молодые рабочие работают столько же, сколько и взрослые. Положение детей, находящихся на фабриках, хуже, чем живущих в деревне... Общее явление представляет продажа девочек в качестве домашних служащих. Работать они начинают, как только физически в состоянии делать это». Еще хуже сейчас положение детского труда в Японии, где как правило дети 8—9 лет (особенно девочки) продаются через специальных «скупщиков» (посредников) беднейшими крестьянами на фабрики, там живут в казарменных общежитиях фабричного типа и работают в неслыханно тяжелых правовых и гиг. условиях. Очень интересно отметить, что объединение хлопчатобумажных фабрикантов заявляло, что прием детей на фабрики является «актом добродетели» по отношению к их родителям. Законодательство об охране Т. в царской России также началось с вопросов детского Т. Первый фабричный закон был издан в России в 1845 г. Целый ряд законов (1882, 1884, 1885, 1886, 1897 гг.) расширил и видоизменил законодательство о детском Т. В общем царское законодательство в отношении Т. несовершеннолетних к моменту крушения самодержавия сводилось к следующему: минимальный возраст для допущения на работу равнялся 12 годам; малолетним в возрасте от 12 до 15 лет были запрещены ночные работы, за исключением стекольных заводов, а также и работа в воскресные и праздничные дни. Однако весьма характерно, что губернским по фабричным делам присутствиям, губернаторам и градоначальникам было предоставлено право разрешать работу малолетним также и в праздничные дни. Рабочий день для малолетних был ограничен 8 часами, причем однако в предприятиях, работающих непрерывно в две смены, для малолетних разрешался и 9-часовой рабочий день. Подросткам в возрасте от 15 до 17 лет царский закон воспрещал лишь ночную работу и то не повсеместно, а только в некоторых отраслях текстильного производства и в спичечном производстве, причем однако и это воспрещение было ограничено целым рядом возможных отступлений в исключительных случаях. О том, как широк был масштаб этих ис- ключений, говорит хотя бы то, что губернским фабричным присутствиям было предоставлено право разрешать ночную работу подросткам как во всех случаях, когда подростки работают с матерями и отцами, так и вообще «во всех уважительных случаях», под которыми понимались в частности и срочные заказы в предприятии. Интересно еще отметить, что в начале мировой войны, 19 октября 1915 г., министру торговли и промышленности было предоставлено право разрешать необходимые отступления от всех указанных выше пунктов законов, касающихся малолетних подростков. Законодательство о Т. несовершеннолетних в СССР сводится в основном к следующему. Согласно Кодексу законов о труде 1922 г. минимальный возраст допущения на работу установлен в 16 лет. Однако, учитывая невозможность полного проведения в жизнь в наст, условиях этого довольно высокого- минимума, Кодекс допускает на ближайшее время прием на работу и в более молодом возрасте, каждый раз с разрешения инспектора Т., но ни в коем случае не ниже 14 лет. Этой возрастной группе от 14 до 16 лет нашим законодательством присвоен термин «малолетних», между тем как несовершеннолетние в возрасте от 16 до 18 лот именуются подростками. Правила Нарком-труда устанавливают необходимость двух моментов для возможности выдачи разрешения поступления на работу в возрасте от 14 до 16 лет: 1) материальной нужды малолетнего, 2) возможности обучения его на той работе, где он хочет начать работать. По Кодексу законов о Т. рабочее время для несовершеннолетних значительно сокращено по сравнению с рабочим днем взрослых и установлено: для подростков—в 6 часов, а для малолетних—в 4 часа в сутки. Кодексом законов о Т. 1922 г. твердо закреплено, что оплата Т. подростков за сокращенный рабочий день производится, как за полный рабочий день соответствующей категории. При этом для несовершеннолетних рабочих, работающих неполный день, при повременной оплате нормы выработки устанавливаются в соответствии с нормами выработки для взрослых рабочих и пропорционально установленному для них рабочему дню, т.е. исходя из шестичасового и четырехчасового дня. Законодательство СССР запрещает также малолетним и подросткам сверхурочные и ночные работы. Интересно привести нек-рые сопоставления о фактическом рабочем времени несовершеннолетних, ясно рисующие достижения в этой области за советский период. Произведенное в 1913 г. отделом промышленности обследование рабочего времени показало, что при продолжительности рабочего дня всех рабочих в 9,85 часа подростки 15—17 лет работали 9,83 часа, подростки моложе 15 лет—7,9 часа. Средняя продолжительность рабочего времени в Москве равнялась для подростков в 191.8 г.— 7,4 и для малолетних—7,2 ч., а в 1924 г. она дошла уже для подростков до 5,4 часа, а для малолетних до 4,4 ч. В 1928 г., по данным специального обследования ЦСУ, средняя продолжительность рабочего времени подростка равнялась 5,38 часа, т. е. още более уменьшилась по сравнению с 1924 г. и была значительно ниже установленной законом шестичасовой нормы. Что же касается малолетних, то в 1928 г. их фактическое рабочее время уже почти дошло до требуемого законом предела (4,08 часа или всего только на пять минут больше). По отдельным производствам эти цифры колеблются для подростков от 4,97 часа (обработка смешанных волокнистых веществ), до 5,9 часа (добыча и обработка металлов), а для малолетних—от 3,98 часа (обработка металлов) до 4,27 часа (пищевкусовая промышленность). Сейчас уже па производстве малолетних совсем почти нет, а подростки в основной своей массе учатся в ФЗУ, сочетая работу с обучением (обычно пополам). Особые преимущества для несовершеннолетних устанавливает законодательство СССР в отношении отпусков. Все несовершеннолетние, не достигшие 18 лет, помимо обычного очередного двухнедельного отпуска пользуются еще дополнительным двухнедельным отпуском, независимо от характера своей работы. Учитывая особенности организма несовершеннолетних, которые в значительно большей степени, чем взрослые, подвержены опасностям проф. заболеваний и проф. отравлении, наше законодательство запрещает малолетним и подросткам подземные работы, особо опасные и особо вредные работы (по списку НКТ СССР от 13/Х 1932 г.). Помимо отдельных запрещаемых несовершеннолетним вредных работ постановлением Наркомтруда от 4/VІII 1921 г. несовершеннолетним запрещены также работы, связанные с регулярной переноской тяжестей. Постановление это допускает несовершеннолетних к переноске и передвижению тяжестей лишь в том случае, если эта работа занимает не больше '[s их рабочего времени. При этом предельно допускаемая норма переноски тяжести для подростков мужского пола составляет 1 пуд (16,4 кг) и для подростков женского пола—25 фунтов (10,2 кг). При передвижении тяжестей на вагонетках, передвигающихся по рельсам, юношам от 16 до 18 лет разрешается предельная норма в 30 пуд. (491 кг), для девушек—20 пуд. (327 кг), однако вовсе не допускается передвижение тяжестей на дорогах с высоким подъемом. Весьма серьезное значение в отношении охраны здоровья рабочих-подростков имеет еще одно мероприятие, установленное постановлением СНК РСФСР от 13/Х 1922 г.,—ежегодныеврачеоные освидетельствования рабочих-подростков. Согласно этому постановлению все несовершеннолетние .рабочие не должны быть посылаемы на работу в государственные, общественные и частные учреждения, предприятия и хозяйства без предварительного врачебного освидетельствования. Кроме того все подростки, работающие в государственных, общественных и частных предприятиях, учреждениях и хозяйствах, а также ученики школ фабзавуча должны подвергаться регулярному врачебному переосвидетельствованию, причем таковое должно производиться периодически, не менее одного раза в год. В случае явного несоответствия между состоянием здоровья и тяжестью исполняемой работы необходимо переводить подростков на более легкие работы. Наконец большое мед, профилактическое значение, тесно связанное с максимальным развитием индивидуальных задатков и способностей подростков, а также приобретающее огромное народнохозяйственное значение с точки зрения целесообразного распределения и правильного использования кадров, имеет профотбор (см. Профессиональный подбор). Охрана труда и законодательство о труде. Охрана Т. как одна из отраслей социальной политики и функции государственной власти па базе специального законодательства о Т. (обыч- но называемого рабочим, или еще более узко— фабричным законодательством) возникла только в начале 19 в., когда, с одной стороны, развитие капитализма вместе с широким распространением машинного производства привело к неслыханной дотоле эксплоатации и интенсификации Т., в результате чего стали обнаруживаться весьма опасные для здоровья всего общества явления (усиленное распространение эпидемий с особо значительными очагами в рабочих кварталах, повышенная детская смертность, ряд симптомов общего вырождения населения), а с другой стороны, рост рабочего движения заставил во всех странах государственную власть все более и более активно вмешиваться в отношения между трудом и капиталом, В результате этих тенденций капиталистического развития борьба пролетариата за охрану Т. и за рабочее законодательство вскоре стала одним из главных моментов классовой борьбы во всем мире. И в этой борьбе вопросы гигиены Т. всегда занимали одно из почетных мест. Маркс писал в «Капитале»: «Непосредственным поводом,к изданию первого „Statute of Labourers" (23 Eduard III, 1349) (не причиной, потому что законодательство такого родапродолжаетсуществовать целыесто-летия без этого повода) послужила великая чума, настолько уменьшившая население, что, по словам одного писателя-тори, „трудность заставить рабочих работать по разумным ценам (т. е. по ценам, которые оставляли бы их хозяевам разумное количество прибавочного труда) поистине стала невыносима". Поэтому закон начал принудительно диктовать разумную заработную плату, равно как и пределы рабочего дня». В другом месте он писал: «Ф а б р и ч -ное законодательство, эта первая сознательная и планомерная реакция общества на стихийно сложившийся строй процесса его производства, есть, как мы видели, столь же необходимый продукт крупной промышленности, как хлопчатобумажная пряжа, сельфакторы и электрический телеграф». И наконец мы читаем в том же «Капитале»: «Эти законы (фабричные законы)—стремление капитала к безграничному высасыванию рабочей силы—обуздывают посредством принудительного ограничения рабочего дня государством, и притом государством, в к-ром господствует капиталист и лэндлорд. Не говоря уже о рабочем движении, которое с каждым днем становилось все грознее, ограничение фабричного Т. было продиктовано той же самой необходимостью, к-рая заставила выливать гуано на английские поля. То же слепое хищничество, к-рое в одном случае истощает землю, в другом случае в корень подрывало жизненную силу нации. Периодически повторявшиеся эпидемии говорили здесь также вразумительно, как уменьшение роста солдат в Германии и во Франции». Подробно излагая различные этапы развития рабочего законодательства, особенно в Англии, и в первую очередь в области борьбы за сокращение рабочего дня, Маркс и Энгельс всегда подчеркивали тесную связь его с рабочим движением, выпужденный характер вырываемых у правительства уступок и шаткость и эфемерность достижений пролетариата в этой области. Беспощадно вскрывая на базе истории развития фабричного законодательства, которое он называет «первой скудной уступкой, вы-рваннойукапитала», истинные классовые корни законодательства по охране Т., Маркс со всей *зо 'ГРУД убедительностью неоднократно доказывает, что оно никак не может до конца разрешить даже элементарных вопросов оздоровления условий Т. Можно привести хотя бы один пример из его высказываний по этому вопросу: «Область фабричных законов ярко показывает, что капиталистический способ производства по самому своему существу исключает всякое рациональное улучшение сверх известного пункта. Мы уже несколько раз отмечали, что английские врачи единогласно признают 500 куб. футов воздуха на человека едва лишь достаточным минимумом при постоянной работе. Хорошо! Если фабричный закон всеми своими принудительными мерами косвенно ускоряет превращение мелких мастерских в фабрики, а потому косвенно посягает на право собственности мелких капиталистов и обеспечивает крупным монополию, то законодательное принуждение к обеспечению необходимого количества I воздуха в мастерских на каждого рабочего прямо экспроприировало бы одним ударом тысячи мелких капиталистов! Это означало бы посягательство на самые корни капиталистического способа производства, т. е. самовозрастание капитана, и крупного и мелкого, при посредстве ,,свободной" покупки и потребления рабочей силы. Потому-то перед этими 500 куб. футов воздуха у фабричного законодательства захватывает дух. Санитарные учреждения по охране здоровья, комиссии по обследованию промышленности, фабричные инспектора снова и снова повторяют о необходимости этих 500 куб. футов и о невозможности вынудить их у капитала. Т. о. они фактически заявляют, что чахотка и другие легочные болезни—условие существования капитала». Общая оценка классовой сущности фабричного законодательства при капитализме прекрасно выражена в следующей сжатой и яркой характеристике Маркса: «Законодательство относительно наемного Т., с самого начала имевшее в виду эксплоатацию рабочего и в своем дальнейшем развитии неизменно враждебное рабочему классу». Ленин в свою очередь в ряде статей, брошюр и листовок-прокламаций первого периода своей деятельности (начало 900-х годов) неоднократно разоблачал царское фабричное законодательство, устанавливая прямую и непосредственную связь между стачечным движением и законами 1886 г. и 1897 г., а также и отдельными другими правительственными актами. Вопросам охраны Т. он всегда придавал огромнейшее значение. Насколько важными считал Владимир Ильич требования пролетариата в области охраны Т., видно из того, что, составляя проект программы партии в 1899 г. и обсуждая составленный ранее проект группы «Освобождение труда», он не удовлетворяется краткой и слишком общей формулировкой в ней этого раздела, указывая: «Нам думается, рабочая партия должна обстоятельное и подробнее изложить требования по этому пункту». С своей стороны он предложил детально разработанный проект, содержащий ряд конкретных требований. Весьма характерна также следующая поправка Ленина (под псевдонимом-кличкой Фрея) к разделу проекта программы РСДРП, касающемуся программы-минимума в области рабочего законодательства (начало 1902 г.). В то время как проект, составленный комиссией, формулировал вводный абзац следующим образом: «3 интересах ограждения рабочего класса и повышения его боевой способности российская социал-демократическая рабочая партия требует»,—Ленин предложил изменить начало этого абзаца т. о.: «В интересах охраны рабочего класса от физического и нравственного вырождения, а также в интересах повышения его способности к борьбе за свое освобождение» (Собр. соч., t.V, стр. 14), т. е. ясно подчеркнул и выпятил то положение, что охрана Т. не только является одним из могучих средств повышения боеспособности пролетариата в классовой борьбе, но вместе с тем имеет и огромнейшее значение с точки зрения сохранения здоровья рабочего класса—этой основной производительной силы общества. Охрана Т. как система мероприятий обнимает собой в основном три раздела или группы проблем: 1) санитарную охрану Т., или оздоровление условий Т., ставящую себе иа-I дачей устранение проф. вредностей и разрабатывающую проблему полного оздоровления производства и создания сан. 'безупречной обстановки Т.; 2) техническую охрану Т. (или технику безопасности), разрабатывающую мероприятия но борьбе с производственным травматизмом, и 3) правовую охрану Т., разрабатывающую общие вопросы охраны Т. как части гос. регулирования. По мере закрепления социалистических основ всего народного хозяйства правовая охрана Т. приобретает все меньше значения, а в процессе реконструкции всей нашей промышленности и вообще народного хозяйства усиливается удельный вес сан. и технической охраны Т. Охрана Т. в СССР строится на принципах, не только резко отличающихся от дореволюционной охраны Т. в царской России, но и охраны Т. даже в наиболее «демократических» буржуазных странах, где у власти «социалистические» нерабочие» партии. Прежде всего нужно отметить, что наше законодательство о Т. распространяет основные постановления по охране Т. на всех- без исключения работающих по найму, независимо от того, где бы они ни работали. Это одно уже является огромнейшим приобретением для всего пролетариата в целом. Обычно во всех буржуазных странах законодательство по охране труда охватывает только работающих в промышленных предприятиях фабричного типа, да и то оставляет в стороне более мелкие из них. Как правило лишены всякой гос. защиты и целиком оставлены в бесконтрольной эксплоатации своих хозяев все работающие по найму в ремесленных заведениях, работники транспорта (железных дорог и судоходства),все служащие в различного рода конторах, банках, общественных и гос. учреждениях, все работники больниц, бань, аптек, торговые служащие, служащие гостиниц, кафе и ресторанов, домашние работницы и т. д. Кроме того во многих странах законы об охране Т. не распространяются на земледельческих и строительных рабочих. Второй особенностью нашего законодательства является то положение, что оно закрепляет тот минимум (наименьшие гарантии) условий Т., ниже к-рого они не могут быть ни в одном из частных или гос. предприятий или учреждений. Помимо того в СССР широко проводится и дальнейшее улучшение условий Т. путем включения соответствующих пунктов в заключаемые между профсоюзами и хозорга-нами коллективные договоры. В случае если бы профсоюз заключил соглашение, ухудшаю- щее условия Т. по сравнению с законодательством о труде, или если бы к такому же договору был принужден частным предпринимателем или пошел на это добровольно отдельный рабочий, такие договоры признаются недействительными. Они не регистрируются органами инспекции Т. и не имеют никакого значения для суда, который при вынесении своих решений опирается не па них, а на законодательство о Т. Наконец следует подчеркнуть, что вся система работы по охране Т. в СССР основана на максимальном вовлечении в нее самих рабочих масс, что вытекает из требования программы ВКП(б), в к-рой говорится: «Всесоюзная коммунистическая партия должна вести широкую пропаганду за активное участие самих трудящихся в энергичном проведении всех мероприятий в области охраны труда». Кодекс законов о Т. Почти во всех. европейских странах законодательство о Т. сведено в специальные кодексы (как напр. в Германии Arbeitsgesetzbuch, во Франции Code du travail). В царской России до революции своеобразным кодексом был «Устав о промышленном труде», изданный в 1913 г. и представляющий собой механическое объединение изданных прежде законов, касающихся условий Т. (притом только фабрично-заводских и горных предприятий). Этот устав о промышленном Т. был включен во 2-ю часть XI тома Свода законов. Только после Октябрьской революции впервые был поставлен вопрос об издании Кодекса законов о Т., охватывающего все стороны трудового законодательства. В отличие от устава о промышленном Т. советский Кодекс законов о Т. излагает чрезвычайно кратко основные принципиальные положения трудового законодательства, но зато охватывает его всесторонне. Всю же сумму проблем трудовых отношений регулирует издаваемое в развитие Кодекса законодательство ЦИК'а и Совнаркома СССР, ЦИК'ов и Совнаркомов союзных республик, а также до лета 1932 г. Наркомтру-да СССР и Наркомтрудов союзных республик, а затем (после ликвидации НКТ) получившего эти права ВЦСПС. Первый Кодекс законов о Т. издан был в декабре 1918 г., причем он целиком отразил в себе политику периода т.н. военного коммунизма, с проведением всеобщей трудовой повинности и жестким нормированием из единого центра всех условий Т. и заработной платы. Этот Кодекс был радикально пересмотрен и переиздан 9/XI 1922 г. в форме т. н. «Кодекса законов о труде 1922 г.». Различия между старым и новым кодексом весьма велики. Помимо'ряда изменений конкретного содержания отдельных статей, отразивших на себе значительное развитие нашего законодательства в области Т. и практический опыт лежащего между ними четырехлетия, мы видим, что на характере трактовки основных вопросов в проекте нового Кодекса и даже на самом его построении и объеме охватываемых им вопросов ярко отразилась серьез-пая разница в социально-экономической обстановке Советской России конца 1918 г. и конца 1922 г. Историческая эпоха, когда вырабатывался первый Кодекс, знаменовалась так наз. «военным коммунизмом», национализацией промышленности, фактическим уничтожением свободной торговли, продразверсткой, гос. распределением продуктов потребления и т. п. Это естественно создавало и особые отношения в области Т., в основном характеризо- вавшиеся двумя чертами: 1) всеобщей трудовой повинностью и отказом от понятия найма как основы трудовых отношений и 2) полным гос. регулированием и нормированием условий Т., доходящим до самых последних деталей, почти целиком нивеллировавшим особенности отдельных отраслей промышленности или вообще народного хозяйства и доводящим до минимума роль и права работодателя (о частном предпринимателе в эту эпоху почти не могло быть и речи, и кодекс предусматривал преимущественно государственные и административные органы). Кодекс же 1922 г. в основу трудовых отношений кладет принцип добровольного найма, причем все условия Т. устанавливаются по соглашению между работодателем и организациями нанимающихся или отдельными работниками; поэтому Кодекс должен был, отказавшись от точки зрения тщательной гос. регламентации всех деталей трудовых отношений, внимательно остановиться на подробной разработке правовых основ трудового и коллективных договоров между работающими и работодателями, на формах разрешения могущих возникнуть трудовых конфликтов, а также и закрепить в законодательном порядке основные положения о проф. организациях и их правах. Вместе с тем новый Кодекс, в противовес старому Кодексу, а равно и изданному в его развитие в 1920 г. и являвшемуся по существу также небольшим Кодексом Т. «Общему положению о тарифе», не давал жестких обязательных норм, по отношению к к-рым одинаково недопустимым является всякое их нарушение как в сторону расширения, так и в сторону их сужения. Ставя своей основной задачей—твердо установить лишь тот минимум прав и материальных гарантий рабочих, к-рый государство берется укрепить во всех без исключения случаях, Кодекс устанавливает лишь минимальные нормы, исходя из к-рых профсоюзы могут добиваться и достигать дальнейшего улучшения условий Т. В настоящий момент отдельные союзные республики | имеют свои Кодексы законов о труде. Кодекс : состоит из следующих глав: I—общая часть, II—о порядке найма и предоставления рабочей силы, III—о порядке привлечения к тру-! довой повинности, IV—о колдоговорах, V— о трудовых договорах, VІ—о правилах внутреннего распорядка, VІI—о нормах выработки, VІII—о вознаграждении за Т., IX—гарантии и компенсации, X—рабочее время, XI—время отдыха, XII—ученичество, XIII—Т. женщин и несовершеннолетних, XIV—охрана Т., XV— о профсоюзах, XVІ—разрешение конфликтов, XVІI—о социальном страховании. Вопросов соц.-гигиенических и здравоохранения непосредственно касаются главы X, XI, XIII, XIV и XVІI. Помимо того ряда вопросов, связанных с охраной Т., касаются и другие главы Кодекса. Для облегчения пользования чрезвычайно развитым законодательством о Т. в СССР и увязки многочисленных постановлений с основным Кодексом, Наркомтрудом и отдельными его работниками был издан ряд сбор-пиков, кодифицирующих законодательство в целом и по отдельным его проблемам, а также ряд комментариев к Кодексу. На основе Кодекса законов о Т. Наркомтруд СССР издал более 100 различных общих и специальных обязательных постановлений по отдельным производствам, детально регулирующих условия Т. и производства с точки зрения гигиены Т. Инспекция труда. Одним из основных вопросов законодательства о труде является установление надлежащего контроля за его выполнением. Еще Маркс подчеркивал как характерную черту лицемерия английского законодательства полное отсутствие в ном на первых порах каких-либо гарантий и неустановление инспекторских органов контроля, а в дальнейшем полную фактическую безнаказанность предпринимателей в случаях привлечения их к суду и бессилие фабричной инспекции, а часто и отсутствие с ее стороны действительного желания обеспечить реализацию законодательства в жизни. Весьма детально освещал этот вопрос в своих ранних работах к Ленин. Существующий сейчас почти во всех буржуазных странах институт фабричной инспекции (под названием иногда промышленной инспекции, инспекции труда и т. д.) играет весьма важную для буржуазии служебную роль, всячески защищая интересы капитала и одновременно создавая в отсталых слоях рабочих иллюзию «государственной охраны труда» и возможности радикального улучшения условии труда и в рамках капитализма. Фабричная инспекция обычно поддерживается во всех странах социал-фашистами, мечтающими лишь о том, чтобы в интересах еще большего затуманивания роста классового самосознания пролетариата и борьбы с его революционными настроениями вводить в этот орган «классового мира» представителей верхушки рабочей аристократии. Классовая сущность фабричной инспекции ясно сказывается и в подборе соответствующих кадров, и в их непосредственной зависимости от всей бюрократической машины буржуазного государства, и в ничтожности предоставленных им прав, и в их прямом часто подчинении различного рода «палатам труда» и прочим «демократическим организациям», в к-рых доминирующую роль играют предприниматели. Впервые фабричная инспекция возникла в Англии по закону 1833 г.,т.к. до того за выполнением закона о малолетних следили специальные надзиратели из среды мировых судей или священников (в Пруссии в 1853 г.). В 1873 г. создана была инспекция в Дании, и после этого в течение ряда ближайших лет сразу в нескольких странах один за другим появляются законы об учреждении специального надзора за проведением законодательства по охране Т. В 1874 г. учреждается инспекция во Франции, в 1877 г. в Швейцарии (в отдельных ее кантонах значительно раньше, напр. в Цюрихе—в 1859 г.), в 1882 г. в России и т. д. В начальный период рабочего движения буржуазия еще не до конца понимала, какие выгоды приносит ей существование такой организации, как фабричная инспекция. Поэтому после издания закона 1833 г. предприниматели в Англии несколько раз пытались не только ослабить, но даже и вовсе уничтожить этот институт. Особенно характерна агитация, развившаяся против фабричной инспекции в 1854 г., когда фабричные инспектора старались провести в жизпь правила об ограждении машин, изданные еще в 1844 г. В ответ на эту кампанию руководящими кругами буржуазии в 1855 г. был даже создан специальный орган, крупное объединение предпринимателей', под названием «Национального союза». Этот союз официально ставил своей задачей борьбу с «чрезмерными требованиями» об ограждении машин, фактически же имел целью отменить все предыдущее фабричное законодательство, а вместе с тем уничтожить и фабричную инспекцию. Известный романист Диккенс назвал этот союз «союзом для калечения рабочих», т. к. он ставил себе целью борьбу с ограждением опасных машин. Маркс в 111 томе «Капитала» детально освещает этот характерный эпизод, подчеркивая в частности, что среди видных членов этой ассоциации было много мировых судей, которые по своей должности должны были сле- дить за выполнением закона. Эта атака на фабричную инспекцию полным успехом не увенчалась. Однако и сейчас права фабричной инспекции в Англии фактически весьма ограничены. Инспектор, для того чтобы добиться исполнения закона при обнаружении нарушения требований охраны труда, не может пи наложить никакого наказания пи вообще употребить какую бы то ни было силу принуждения, иначе как по решению суда; перед судом оп предстает на совершенно равных началах с предпринимателем, к-рого он обвиняет,—и наконец никаких распоряжении, обязательных для предпринимателя, инспекция Т., не исключая и главного инспектора, давать не может. Как наложение взысканий, так и самое констатирование факта нарушения целиком предоставлено суду. Суд никакими актами инспекции не связан и «свободно взвешивает» в своем решении, нрав ли инспектор, утверждающий наличность нарушений, или предприниматель, отрицающий их. Таково положение фабричной инспекции в стране, могущей отпраздновать ее 100-летний юбилей. Понятно, что и в других странах дело обстоит не лучше. Во Франции в 18-дневный срок любое распоряжение инспектора может быть обжаловано министру Т. Окончательное решение в случае, если предприниматель отказывается выполнить административное распоряжение, остается за судом, т. к. распоряжения инспектора, являющиеся лишь толкованием закона, не могут, но французскому праву, иметь силы, равной силе самого закона. Также и в Германии предприниматель может обжаловать распоряжение окружного инспектора перед высшим административным органом, к-рому тот подчинен, а также перед центральным управлением промышленного надзора, и лишь в случае неиспользования предпринимателем своего права обжалования, а также в случае отклонения высшим административным органом его жалобы, распоряжение инспектора приобретает силу закона. То же имеется и в Голландии. В Италии при обследовании предприятий, в случае обнаружения нарушений закона, инспектор только составляет протокол и направляет его в суд для возбуждения судебного преследования. В Швейцарии федеральный инспектор, в случае необходимости прибегнуть к административному принуждению, не может сам давать распоряжений, но должен обратиться для этого к кантональному правительству. Если кантональное правительство не исполняет предложений инспектора, то вопрос решается федеральными органами. В Швеции главной задачей инспекции Т. признается надзор за исполнением правил техники безопасности и инструктирование предпринимателей в этой области. Указания инспектора сами по себе не имеют принудительной силы. Весьма существенно, что в целом ряде стран надзор фабричной инспекции распространяется только на все предприятия с механическими двигателями, а из заведений без двигателей только на такие, п к-рых число рабочих превышает известный минимум. Эта минимальная цифра установлена напр. в 5 чел. законодательством Бельгии, Дании, Италии и Норвегии. В Швейцарии надзор ииспекцпи распространяется на фабрики с двигателями, особо вредные для здоровья или применяющие детский труд, если в них работает не менее 5 чел., а в остальных случаях на предприятия с числом рабочих не менее 11. Так же обстоит дело и в Б1веции. В Венгрии промышленный надзор распространяется на все заведения с двигателями, на все мастерские без двигателя, где работает не меньше 20 человек, а также на все заведения нек-рых особо вредных производств, а в отношении запрещения ночного Т. женщин даже на предприятия с 10 рабочими. Распространение надзора инспекции на те лишь предприятия, где применяется женский и детский Т., независимо от числа рабочих, имеет место в Болгарии, Испании и Португалии. Вместе с тем особо тщательно оберегаются интересы предпринимателей с точки зрения промышленной тайны. Так, в Венгрии имеются прямые указания, что инспектор должен во время обследования не ставить вопросов, относящихся к секретам производства, не настаивать на осмотре тех помещений, осмотр к-рых может повредить этим секретам. Такяге долн!ен избегать он всего, что может прямо или косвенно задеть коммерческие интересы предприятия. По своему составу институт фабричной инспекции в буржуазных странах всюду абсолютно оторван от рабочей массы, и жалкая фикция участия рабочих в отдельных странах только лишь ярче подчеркивает общий мрачный фон. Поэтому он нигде не пользуется хоть каким-либо доверием рабочей массы. И никакие частичные улучшения или половинчатые реформы не могут серьезно изменить положения. Во всех странах коммунистические партии выдвигают поэтому требование поставить на место фабричной инспекции инспекцию Т., что может быть однако осуществлено только после социалистической революции, при дик- татуре пролетариата. По этому поводу Ленин писал еще в статье «Новый фабричный закон», что «реальные условия для действительного выполнения фабричных законов создадутся только тогда, когда рабочие сами станут строго следить за его исполнением, не допуская ни малейших отступлений от него, отказываясь от работы, покуда не исполнены требования закона. Этот надзор самих рабочих будет поде иствитедьпее надзора каких-нибудь фабричных урядников. Без такого надзора закон исполняться не будет». В царской России фабричная инспекция была учреждена в 1882 г.—вначале со специальной целью надзора за выполнением требований охраны труда по отношению к малолетним. По закону 1884 г. было создано девять фабричных округов, а весь штат инспекции был намечен в 20 человек. В 1886 г. издаются новые правила о фабричной инспекции с нок-рым расширением ее состава. Далее постепенно увеличивается ее штат, и к моменту революции число инспекторов равнялось 273 (из них непосредственно участковых было только 193). Однако очень быстро уже вследствие изменения задач, к-рые ставились правящими кругами и органами власти этому институту, изменился и самый характер фабричной инспекции. Вследствие все разрастающегося рабочего движения правительству стало необходимо усилить борьбу с ним, используя для этого все возможные средства. С этой целью и произведена была постепенно коренная реорганизация всей постановки фабричной инспекции, в частности переход ее из министерства финансов в министерство внутренных дел, к-рому подчинялась полиция. Действительно вскоре весь институт фабричной инспекции во всей ее деятельности и далее в самой организации был поставлен в самую тесную связь с полицией. Инспекторам было предлолгено работать «под непосредственным руководством губернатора» (ст. 51 устава о промышленности). В «Наказе» фабричной инспекции (издание 1910 г.) § 1 говорит: «Общий местный надзор за соблюдением должного благоустройства и порядка па фабриках и заводах лежит па местном губернском начальстве и осуществляется при содействии местных по фабричным и горнозаводским делам присутствий, чинов фабричной инспекции и полиции по принадлежности». На фабричную инспекцию далее была возложена прямая задача борьбы с рабочим движением. Так, § 15 «Наказа» говорит о том, что «местные чипы» (участковые агенты) фабричной инспекции обязаны доводить незамедлительно до сведения губернского начальства о всех случаях открытых беспорядков, забастовок, волнений и других нарушений закона, извещая об этом и местную полицию для принятия с ее стороны всех мер «сохранения внешнего порядка и личной безопасности» (конечно не рабочих). Каждый фабричный инспектор, как гласит §45 «Наказа», «по получении извещения о совершившихся или только готовящихся беспорядках, забастовках или волнениях среди рабочих, обязан незамедлительно отправиться на место для расследования... и принятия необходимых мер, миролюбивого соглашения сторон и иных законом установленных распорядительных действий...». В более важных случаях, к которым относятся между прочим все начав- j шиеся забастовки, об этом немедленно сооб- ; щаегся подлежащим старшим инспекторам—по i телеграфу, телефону или иным способом, обеспечивающим наибольшую быстроту сообщения. Циркуляр 26/П1902 г. предложил даже фабричным инспекторам доводить до сведения министерства финансов не только о беспорядках на заводах, подлея-еащих их ведению, но также и о дошедших до сведения инспекции случаях беспорядков па всех других, не подчиненных надзору инспекции заводах, а равно об уличных беспорядках, в к-рых могли принять участие рабочие. Буквально апогея достигла гнусность поведения представителей фабричной инспекции в недавно только обнаруженном ходатайстве киевского и одесского инспекторов о присылке подводной лодки для взрыва поднявшего знамя восстания известного броненосца «Потемкин», мотивировавшемся «возможностью рабочих беспорядков, пока не будет искоренено ядро крамолы». В. И. Ленин в своих работах ясно вскрывал всю полицейскую сущность русской фабричной инспекции. Вот как характеризовал он ее в 1897 году: «Фабричных инспекторов назначается в России так мало, что они очень редко появляются на фабриках. Фабричные инспектора вполне подчинены министерству финансов, которое превращает их в прислужников фабрикантов, заставляет их доносить полиции о стачках и волнениях, заставляет их преследовать рабочих за уход с фабрики, даже тогда, когда их не преследует фабрикант, одним словом, превращает фабричных .инспекторов в каких-то полицейских служителей, в каких-то фабричных урядников. Фабрикант имеет тысячи способов влиять на фабричных инспекторов и заставлять их делать по-своему. У рабочих же нет никаких средств повлиять па фабричную инспекцию, да и не может быть у рабочих таких средств, покуда рабочие не пользуются правами свободно собираться, устраивать союзы, печатать о своих делах, издавать свои рабочие газеты. При отсутствии этих прав никакой надзор чиновников за фабрикантами не может быть и никогда не будет серьезным и действительным».—И вполне понятно, что после Февральской революции немедленно остро стал вопрос о необходимости уничтожения этого института. Еще 20/IV 1917 г. центральный орган страховой группы с.-д. большевиков «Страхование рабочих» пишет, что лозунгом для является выборная рабочая инспекция. Однако в проекте Временного правительства эти требования рабочего класса никакого отражения не нашли, и проектировавшаяся ими т. п. трудовая инспекция должна была остаться попрезк-нему чисто чиновничьим органом буржуазного государства.'—По этому проекту инспектора не избираются, ни перед кем не ответственны, а назначаются только из лиц, окончивших курс высшего учебного заведения, а также из лиц, пробывших не менее 4 лет в должности ассистента. Ясное дело, что в такую инспекцию не мог бы проникнуть ни один рабочий. При этом первые инспектора труда были назначены министерством первым делом из лиц, пробывших не менее одного года прежде, при царе, фабричными инспекторами или окружными горными инженерами. Как дань «социалистической программе» меньшевистское министерство Т. намечало создание специального института ассистентов-инспекторов, выдвигаемых рабочими организациями. Однако по проекту ассистенты эти никакими правами и.! пользовались, выполняя только определении-) труд 9-Hl задания инспектора. Только прослужив 4 года, они могли проникнуть в число инспекторов Т. Наконец органы, руководящие инспекцией Т., создавались по проекту на паритетных началах, т. е. на основах равного участия сверху донизу представителей рабочих и предпринимателей, причем кроме того в их состав вводились еще специальные представители чиновников. Только Октябрьская революция целиком смела этот старый, ненавистный рабочим институт фабричной инспекции и на его место поставила совершенно новую систему подлинно пролетарской охраны Т. Декретом от 18/V 1918 г. старая фабричная инспекция была распущена и взамен ее было декретировано создание повой инспекции труда по совершенно другим принципам, в других организационных формах и на совершенно другой соц. основе. Основным отличием советской инспекции Т. от соответствующих западноевропейских образцов является ее выборность. Инспектора Т. избираются самими рабочими массами в лице профсоюзов соответствующего участка. В любой момент инспектора Т., не соответствующие своей задаче, могут быть переизбраны профсоюзами. Второй особенностью инспекции Т. является распространение ее надзора на все без исключения виды Т. по найму, в том числе и на квартирников (т. е. работающих на дому), а также в определенной степени и на лиц, работающих хотя бы в качестве членов в промысловых кооперативах и артелях. По основному декрету от 18 мая 1918 г. инспекция Т. имеет своей целью охрану жизни и здоровья трудящихся. Несколько более полно излагает ее задачи ст. 146 Кодекса законов о труде, изд. 1922 г., гласящая: «Надзор за выполнением всеми без исключения учреждениями, предприятиями, хозяйствами и лицами всех постановлений сего Кодекса, декретов, инструкций, распоряжений и коллективных договоров в части, касающейся условий Т., охраны здоровья и жизни трудящихся, возлагается на состоящие в ведении Наркомтруда инспекцию Т., техническую инспекцию и санитарную инспекцию». В соответствии со ст. 149 трудового Кодекса наказ инспекции (переизданный в 1926 г.) подчеркивает, что на инспекцию возлагаются не только наблюдение и контроль за проведением в жизнь декретов, постановлений и т. п. актов советской власти в области охраны интересов трудящихся масс, но и непосредственное принятие необходимых мер для охраны безопасности, здоровья и жизни работников и работниц. В 1933 г. в связи с ликвидацией Наркомтруда вся инспекция Т. была передана профсоюзным органам и была перестроена по строго производственному принципу (избираемая и утверждаемая непосредственно соответствующими профсоюзами, находясь в их полном ведении), что значительно повысило качество и эффективность ео работы. К буржуазных странах фабричная инспекция значительную часть своего времени должна уделять техническим вопросам безопасности машин-двигателей, трансмиссий, паровых котлов и т. д. Это же было основной задачей и фабричной инспекции в России. Только в Союзе ССР эти функции были выделены в задачи созданной в 1918 г. специальной технической инспекции труда. Насколько резко отличается сейчас масштаб работ инспекции"труда, видно из следующих цифр. До революции работало только около 120 фабричных инспекторов, а в 1932 г. в одной только РСФСР работало 2 393 инспектора Т. и 338 технических инспекторов. Среди инспекторов Т. в 1932 г. было 68% рабочих, 17% крестьян и 15% служащих. Членов ВКП(б) в инспекции труда было 72% и комсомольцев 5%. Помимо того надзор за проведением оздоровительных мероприятий непосредственно на предприятиях "осуществляет с 1930 г. целая армия (более 40 тыс.) общественных инспекторов Т., избираемых завкомами и ведущих свою работу в порядке общественной нагрузки без освобождения от производственной работы. Санитарная инспекция Т. Большой интерес представляет развитие в составе гос. органов надзора за выполнением законодательства о Т. специальной и врачебной ветви, т. н. санитарной инспекции Т. Первой страной в мире, где была Организована сан. инспекция, является Бельгия. Здесь сан. инспекция была создана еще в 1895 г., однало и поныне она влачит жалкое существование. В наст, момент в Бельгии работает только пять сан. инспекторов, причем эти врачи в своей деятельности подчинены инженерам и не пользуются достаточной свободой и независимостью даже в вопросах, требующих специальных гиг. знаний. Саннт. инспектора имеют право самостоятельного посещения предприятий, причем в случае обнаружения нарушений, касающихся чисто мед. вопросов, они имеют также право делать соответствующие предложения или, правильнее сказать, только замечания об отмеченных дефектах. Во всех случаях, когда речь идет о вопросах, связанных с техникой или производственными процессами (а таковых всегда огромное большинство), сан. инспектора должны обращаться к администрации только через соответствующего инженера. Сап. инспектора занимаются здесь гл. обр. осмотром подростков, поступающих на работу, причем сами они этого осмотра не производят, а осуществляется он врачами, приглашаемыми для этого самими фабрикантами. Ясно, что последние яро защищают интересы фабрикантов, т. к. опи находятся в материальной зависимости от предпринимателя. Осповная же работа по действительному оздоровлению условий Т. и изменению производственных процессов почти не осуществляется сан. инспекцией. Характерно, что в Бельгии сан. врачи-инспектора вовсе не допускаются к надзору за условиями Т. в горной промышленности, хотя последняя является наиболее распространенной, среди всех других отраслей народного хозяйства. В Англии сан. инспекция Выла организована в 1898 г., но до сих пор там имеется только 4 сан. инспектора. Из них двое живут в Лондоне и являются помощниками главного сан. инспектора по его организационной работе в министерстве. Ничтожность этой цифры особенно ярко выпячивается на фоне того, что фабричных инспекторов (гл. обр. инженеров) имеется 330. Главной задачей сан. инспекции является контроль за деятельностью т. п. свидетельствующих врачей, проводящих мед. освидетельствование подростков. Этих врачей (в основном вольнопрактикующих) насчитывается около 1 800. Посещение предприятий производится сан. инспекторами сравнительно редко в целях собственно охраны Т., т. е. обнаружения сан .-технических недостатков предприятий и принятия мер к их устранению. При этом сап. инспектора обычно вносят свои предложения только через фабричного инспектора, хотя формально они имеют право и самостоятельно возбуждать судебные дела и выступать перед судом. По английским законам инспекция не имеет права делать самостоятельные предписания, а может лишь возбуждать соответствующие судебные дела, причем суд не просто рассматривает возбужденные дела с точки зрения наказуемости предпринимателей за закононару-шения, а всегда рассматривает по существу вопрос о целесообразности проведения тех или других сан.-технических мероприятий и правильности предписаний инспектора, к-рые без этого не имеют обязательной силы. Как и в Бельгии, в Англии сан. инспекция не имеет права входа в шахты. Общее положение сан. инспекции в государственном аппарате и ее ничтожная роль ясно вытекают из следующего факта. В начале 1927 г. подал в отставку старший сан. инспектор, крупнейший специалист в области проф. гигиены, д-р Легг, пробывший в этой должности почти 30 лет. Он вынуяеден был оставить свой насиженный пост потому, что не мог примириться с исключительным лицемерием своего правительства в области мероприятий по оздоровлению условий труда. Поводом к его уходу послужило издание закона о свинце, к-рым применение весьма ядовитых свинцовых красок разрешалось для внутренней окраски помещений, между тем как согласно конвенции, принятой Международным бюро Т. при Лиге наций (с согласия английского правительства), это было категорически запрещено. И вот человек, весьма 94« правых убеждений и отнюдь не стоящий иа позиции классовой борьбы и вообще не связанный с организациями рабочего класса, решил оставить свой пост, чтобы не оставаться и впредь жалкой пешкой в руках капиталистов, фактически диктующих свою волю правительству.—В Голландии имеется 0 санитарных инспекторов. Главной задачей их является освидетельствование нею вершенно-летних и забота об организации скорой нсюц.и на предприятиях. В Германии еще в 1898 г. социал-демократическая пар-тин выдвинула в рейхстаге требование о включении в состав фабричиой инспекции сан. врачей. В 1902 г. это требование было повторено в прусском ландтаге и затем повторялось несколько раз в последующие годы, но только после германской революции 1921 г. была учреждена сан. инспекция в Пруссии, причем на вею страну было установлено тоошко 5 инспекторских участков, Особенно интересно отметить, что под влиянием противников сан. инспекции (особенно резко выступали против нее фабричные инспектора-инженеры, опирающиеся конечно на промышленников) вначале вовсе не введена была должность сан. инспектора в Берлине, этом крупнейшем промышленном центре Германии. Это было сделано специально для того, чтобы ис дать возможности сан. инспекции укрепиться также и в столице Германии и тем самым легче уничтожить се, когда наступят благоприятные условия. Затем были введены еще 3 должности сан. i инспекторов в Пруссии, помимо того имеется по 1 сан. инспектору в Баварии, Саксонии и Вюртемберге. Сан. инспекция в Германии была до фашистского переворота поставлена несколько лучше, чем в других странах Европы, но и тут она страдала значительной оторванностью от общей работы по охране Т. и скорее вела работу по изучению цроф. заболеваний, чем по проведению в самом производстве сан .-гиг. мероприятий, оздора-вливающих Т., т. е. но охране Т. в собственном смысле слова. Сейчас лучшие сан. инспектора, в частности 'I е-леки, уволены фашистским правительством.— В Италии сан. инспекция организована в 1912 г. и состоит кроме главного сан. инспектора только из двух человек. Эти сан. инспектора не имеют даже права самостоятельно обследовать предприятия. Они появляются на фабрике лишь по вызову фабричных инспекторов или по специальным командировкам непосредственно из министерства. Самостоятельно предъявлять какие-либо требования они не имеют, права; естественно поэтому, что они не могут и привлекать к суду виновных за наругшения сан. охраны Т.—В Австрии сан. инспекция была создана только после революции, причем до сих пор она по существу еще вовсе не организована. Всю Австрию обслуживает санитарная инспектриса города Вены, являющаяся одновременно и консультантом в министерстве Т. Т. о. мы видим, что во всех буржуазных странах до сих нор имеются только жалкие зародыши сан. инспекции, облеченной чрезвычайно незначительными правами и отнюдь не способной справиться со всеми широкими задачами, какие ставит перед ней жизнь. Сан. инспекция Т. в СССР начала создаваться на основе «Положения о санитарной инспекции труда», изданного Наркомтрудом 8/Ш 1919 г. 15/1 1920 г. Наркомтрудом издан был наказ сап. инспекции, к-рый затем был тщательно пересмотрен на основе накопившегося опыта и переиздан 1/XII1925 г. Согласно пункту- 1 этого наказа сан. инспекция Т. осуществляет надзор за сан.-гиг. условиями Т. во всех предприятиях, учреждениях и хозяйствах, .применяющих наемный Т. Этим подчеркивается, что надзор ее, подобно тому как это имеет место и в отношении других видов инспекции, распространяется на всех без исключения лиц наемного Т. и на все места его применения, независимо от величины предприятия и от типа его владельца (государственного, кооперативного или частного). Общие задачи сан. инспекции Т. определяются вторым пунктом наказа, согласно к-рому целью надзора сан. инспекции является разработка и проведение оздоровительных мероприятий, касающихся 1) процесса производства, 2) производственной обстановки и 3) режима Т. работающих. Т. о. основной задачей сан. инспекции Т. в Союзе ССР является действительное улучшение условий Т. путем вмешательства в производственную жизнь предприятий, в то время как па Западе б. ч. проводятся почти одни только просвети- тельные мероприятия и контроль за здоровьем рабочих. Основной задачей сап. инспекции труда является оздоровление производственных и трудовых процессов в целях устранения опасности проф. заболеваний и проф. отравлении и снижения общей заболеваемости рабочих. Второй основной задачей сан. инспектора Т. является контроль за выполнением всех требований действующего законодательства по сан. охране Т. и надзор за сан. состоянием предприятий и ходом производственных процессов с точки зрения гигиены Т., что осуществляется сан. инспектором путем специальных ревизионных посещений предприятий, учреждений и хозяйств своего района. Санитарный инспектор имеет право требовать от администрации предприятий, учреждений и хозяйств необходимые объяснения, справки, соответствующие документы, книги и сведения, а также разъяснения о деталях производственных процессов, названиях и составе употребляемых при этом предметов и веществ, хотя бы это и составляло секрет производства. Сон. инспектор при выполнении своих обязанностей имеет право требовать содействия лиц административного персонала. В случае обнаружения серьезных нарушений существующего законодательства об охране труда санитарный инспектор привлекает соответствующий хозорган или отдельного хозяйственника к судебной ответственности или накладывает штраф. В особо исключительных случаях сан. инспектор имеет право принимать экстренные меры (вплоть до закрытия предприятия) при обнаружении условий, непосредственно угрожающих жизни и здоровью рабочих, хотя бы принятие указанных мер и не было предусмотрено специальными законами, инструкциями и постановлениями НКТ или местных органов власти. На долю сан. инспектора падает львиная доля работы по предупредительному (предварительному) сан. надзору, т. е. требуемому Кодексом законов о Т. согласованию промышленных проектов с требованиями гигиены Т., и участие в приемке вновь выстроенных или реконструированных предприятий. Он должен: а) участвовать в рассмотрении проектов вновь возводимых, перестраиваемых или капитально ремонтируемых построек и сооружений промышленного характера, а равно и проектов различных сан.-технических установок на предприятиях (вентиляционные установки, сооружения по очистке сточных вод и т. п.) и в случае необходимости вносить в них соответствующие изменения и дополнения с точки зрения гигиены Т.; б) следить за тем, чтобы постройки, переустройства или капитальные ремонты, а также осуществление различных сан,-технических установок производились по проектам, получившим санкцию органов охраны труда; в) участвовать в комиссиях по осмотру промышленных сооружений перед пуском их в ход в целях выяснения соответствия этих сооружений утвержденным проектам и действующим постановлениям; г) наблюдать за тем, чтобы ни одно предприятие не открывалось, не было пущено в ход или переведено в другое помещение без санкции органов охраны Т. в установленном порядке; д) посещать помещения предприятий, предполагаемых к открытию, и давать заключение о соответствии их установленным сан. нормам. Свою работу по предупредительному надзору сг:п. инспектор ведет в тесном согласии и постоянной увязке с органами коммунальной санитарии (см. Промышленная санитария). В случае обнаружения работ по постройкам, переустройствам, капитальным ремонтам (вне зависимости от стадия, в к-ром они находятся), открытия или пуска в ход пром. предприятий или отдельных их частой без санкции органов охраны Т. сан. инспектор привлекает виновных к ответственности и помимо того требует представления соответствующих планов в установленном порядке. На сан. инспекцию возлагается далее учет и регистрация проф. отравлений, руководство в деле проведения саы.-тех. минимума, сан .-просвет, работа но вопросам охраны Т. и т. д. В 1932 г. в СССР работало около 600 сан. инспекторов Т. Летом 1933 г. сап. инспекция Т. перешла к профсоюзам и была перестроена по производственному принципу. В марте 1934 г. постановлением Секретариата ВЦСПС сап. инспекция Т. была объединена с институтом страховых (контрольных) вралей профсоюзов. В наст, время, согласно декрету СЯК СССР о государственной сан. инспекции (23/ХП 1933 г.)' и положению о сан. инспекции, утвержденному СНК РСФСР 20/Ш 1934 г., функции сап.- промышленного гос. надзора сосредоточиваются целиком в НКЗдр., в связи с чем окончательно разрешен многолетний междуведомственный спор между органами НКТ и НКЗдр. о месте сан. инспекции Т. Достижения охраны труда в результате нерпой пятилетки и очередные задачи во втором 1("лтмлетии. 17 лет советской власти коренным образом изменили условия Т. рабочих на гос. предприятиях. Особенно много дал в этом отношении период победоносного завершения нерпой пятилетки в 4 года, в результате к-рой СССР окончательно закрепился на социалистическом пути, построив фундамент социалистической экономики. Коренная техническая реконструкция всего народного хозяйства СССР з период первой пятилетки сопровождалась значительными сдвигами в области охраны Т., в свою очередь способствовавшими повышению производительности Т. Резко улучшились сан.-техническио условия Т. на старых заводах, ряд предприятий после реконструкции стал совершенно неузнаваем, а новые крупнейшие заводы, построенные по последнему слову науки и техники, как правило поражают своей чистотой, обилием воздуха и света, механизацией тяжелых и уничтожением вредных и опасных работ. И недаром тов. Сталин на январском объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) в 1933 г. привел в качестве типичного отзыва о СССР приезжающих к нам рабочих делегаций выдержку из следующего отзыва бельгийской рабочей делегации в СССР: «Мы восхищены тем громадным строительством, которое мы наблюдали во время нашего путешествия. В Москве, как и в Макеевке, Горловке, Харькове и Ленинграде, мы могли констатировать, с каким энтузиазмом там работают. Все машины новейшей конструкции. На заводах—чистота, много воздуха и света. Мы видели, как в СССР рабочим оказывается медицинская и санитарная помощь...». Ассигнования на проведение специальных мероприятий по оздоровлению Т. и техники безопасности в промышленное™ и на транспорте (проводимые в плановом порядке по промфинпланам по соглашению между хозяйственниками и органами охраны труда) росли из года в год (в 1928/29 г.—64,9 млн. рублей, в 1929/30 г.— 95,2 млн., в 1931 г.—123, 3 млн. и в 1932 г.— 169,5 млн. рублей). Всего за четыре года пятилетки было т. о. ассигновано на охрану труда 452,9 млн. рублей. По плану первой пятилетки должно было быть разассигновано за пять лет всего только 332,7 млн. рублей, так что в этой части план перевыполнен на 36%. Следует особо отметить значительный рост ассигнований па охрану Т. по сельскому хозяйству: в 1930 г. было' ассигновано 3 млн. рублей, в 1932 г.—8 млн. рублей и в 1933 году уже 12 млн. рублей. Приведенные цифры касаются только специальных ассигнований по специальному разделу промфинпланов (на специально лишь предусмотренные в особой номенклатуре виды мероприятий) лишь действующих предприятий и составляют только ничтожную часть всех расходов на все мероприятия по оздоровлению Т., связанных с реконструкцией старых заводов и крупнейшими вложениями на эти цели на новостройках. Из коренных оздоровительных мероприятий, проведенных за последние годы, можно упомянуть но горной промышленности радикальное улучшение проветривания подземных» выработок в угольной промышленности, почти полную замену бензиновых ручных шахтерских лампочек аккумуляторными и введение уже в ряде шахт стациопарно-электрич. освещения, создание новых типов электробезопасных моторов, значительное улучшение водоснабжения и ассенизации в шахтах, создание советского типа спасательных аппаратов и т. д.; по металлурги и—введение механической загрузки домен и печей, широкое внедрение скиповых доменных подъемников и эстакад, разливочных машин, пушек Брози-уса, гидравлических и других усовершенствованных затворов в газовом хозяйстве, водяного охлаждения рам печей и воздушных душей в мартеновском, прокатном и прочих горячих цехах и организацию газоспасательных станций; в химической промышленности—герметизацию и механизацию ряда процессов, связанных с опасностью повреждения к-тами и вдыхания ядовитых паров и газов; в ряде производств—замена ядовитых веществ безвредными и в первую очередь полное вытеснение свинца из ряда производственных процессов. Большая работа проделана и в части собственно санитарно-промышленных мероприятий. В то время как в начале первой пятилетки все еще мало было уборных в подземных выработках (до революции вообще только 13 рудников имели подземные уборные), к концу 1-й пятилетки уже 62% общего числа действующих шахт имели подземные уборные. До Октябрьской революции на каждые 10 шахт приходилась только 1 баня, а к концу 1-й пятилетки на каждые 10 шахт приходилось уже более 9 бань. Ассигнования на банное строительство растут с каждым годом: 1928/29 г.— 914 тыс. рублей, 1929/30 г.—945 тыс. рублей, 1930/31 г.—1 015 тыс. рублей. В результате всех этих и целого ряда других не перечисляемых здесь мероприятий по охране Т. 1-я пятилетка дала резкое снижение пром. травматизма, проф. отравлений и заболеваемости рабочих в СССР (см. Профессиональные заболевания). Еще более ярко сказываются результаты коренного оздоровления условий Т., наряду с резким улучшением бытовых условий рабочих масс, на динамике общей забо- 949                                                                                     ТРУ, леваемости. Так, по данным Цустраха в 1929 г. всего на 100 застрахованных падало 48,2 случая б-ни при 445,2 оплаченных дня- б-ни, а в 1-м полугодии 1932 г. 40,0 случаев б-ни и 334,2 оплаченных дня, т. е. 1-я пятилетка дала снижение но числу случаев заболеваний на 16%, а по числу дней заболеваний на 22%. Еще более характерны данные о динамике заболеваемости по отдельным отраслям промышленности, представленные в следующей таблице (по данным текущего учета заболеваемости): Т а б л. 19. Число оплаченных дней на 100 застрахованных (без карантина и родов). Из таблицы видно, что общая заболеваемость по всем основным производствам дает значительное снижение. Интересно отметить также, что значительно снижаются именно те болезни, к-рые считались всегда специфическими для отдельных отраслей промышленности и тесно связаны с условиями Т. Так напр. на Украине на 100 застрахованных число дней б-пи по фурункулезу в каменноугольной промышленности равно было в 1929 г. 248,6, в 1930 г.—201,9, в 1931 г.—145,7, мышечный ревматизм дал 10,9 против 16,7, суставной ревматизм—49 против 53. Второе пятилетие, генеральный план к-рого принят на XVІI Партсъезде,—это пятилетие ликвидации капиталистических элементов и классов и уничтожения всех условий, создающих классовое противоречие. План второго пятилетия создает все условия для ликвидации классов и превращения всех трудящихся СССР в активных и сознательных строителей социалистического общества. Наряду с крупнейшей программой нового строительства и неслыханным нигде в мире ростом продукции во втором пятилетии, план его намечает также значительный размах и исключительно быстрый рост повышения материального и культурного уровня жизни широких масс трудящихся города и дерекни. Это предполагает и дальнейшие успехи в области оздоровления условий Т., неразрывно связанные с дальнейшим повышением производительности Т., к-рое «становится решающим фактором выполнения намеченной программы увеличения продукции во втором пятилетии» (резолюция XVІI съезда). Недаром еще XVІ съезд партии указал на необходимость «улучшить работу Наркомтруда и его органов, а также хозяйственных и профсоюзных органов по охране и оздоровлению условий труда на предприятиях (особенно в тяжелой инду- оао стрии)» (из резолюции о задачах профсоюзов). Во втором 5-летнем плане развития народного хозяйства СССР в разделе «Труд, кадры и быт» говорится: «В этой области [санитарно-технк-ческогооздоровлепияусловий труда.—С. К.] должны быть получены еще большие достижения, в результате чего заболеваемость снизится на одну треть и будут ликвидированы в основном проф. травматизм и проф. отравления в ведущих отраслях народного хозяйства». Вся постановка работы по охране Т. во втором пятилетии будет тесно увязана с общими линиями технико-экономического развития СССР и явится продолжением тенденций, наметившихся уже в первой пятилетке и коренным образом отличающихся от политики охраны Т. до начала технической реконструкции народного хозяйства. Если в первое десятилетие советской власти основное внимание уделялось вопросам правовой охраны Т. (продолжительность и распределение рабочего времени, вопросы охраны Т. женщин и подростков, отпуска и т. п.), то сейчас совершенно естественно, что после полной фактической реализации в жизни нашего трудового законодательства по правовой охране Т. все внимание будет уделяться сан.-техническому оздоровлению условий Т. и созданию такой трудовой обстановки, к-рая полностью обеспечивает рабочему «развитие во всех направлениях и проявление всех своих способностей как физических, так и духовных» (Энгельс). При этом несравненно меньшее внимание, чем в первой пятилетке, будет уделено вопросам радикального оздоровления и проведения крупных гиг. мероприятий в старых предприятиях, поскольку программа второго пятилетия предусматривает полное завершение технической реконструкции всего народного хозяйства, так что около 80% всей продукции промышленности будет получено от новых предприятий, построенных или целиком реконструированных за первую и вторую пятилетки. Поэтому особое значение приобретает директива XVІ Партийного съезда, указавшего в своей резолюции о задачах профсоюзов в реконструктивный период, что профсоюзы должны добиваться, чтобы при капитальном и новом строительстве и при рационализации производства соблюдались требования охраны и оздоровления условий труда и технической безопасности. Проблема освоения новых производств и повой техники тесно связана с разработкой вопросов коренного изменения созданных при капитализме производственных процессов и конструкций, часто вовсе не учитывавших интересов организма, и здоровья работающих и иной раз некритически или, вернее сказать, без должной переработки (за отсутствием достаточного времени) переносившихся в условия СССР. Во втором пятилетии ставятся в качестве совершенно конкретных задач, с одной стороны, ликвидация в основном производственного травматизма и проф. заболеваний во вредных и опасных производствах, а с другой стороны, создание в новых предприятиях, детищах первой и второй пятилеток, такой обстановки труда, о которой писалиеще основоположники марксизма и ленинизма, пророчески намечая условия труда при социализме. В связи с резолюцией XVІI съезда по второму пятилетнему плану и основными техническими тенденциями последнего особое значение во 2-м пятилетии приобретают следующие задачи: а) заверше- Число оплаченных Сгшщение Отрасли промышленности дней на 100 застрахованных в 1932 г. по сравнению С 1928 Г. 1928 г. j 1932 г. (в %) Каменно7гольная промышленность . 1 870 1 064 22,3 Машиностроение . . 1 273 1 055 17,9 Металлургия .... 1 13d 18,5 Основн. хим. про- мышленность . . , 1 329 33,8 Резиновая промыш- ленность ..... 1 000 1 078 32,6 Текстильная про- i мышленность . . . 10,6 Лесоиильно-фанер- ная нромышлен- 1 218 1 074 11,8 Кон<рВ1. иная промы- шленность .... 1 492 1 140 23,6 Табачная промыш- 1 193 1 145 4,0 Строительство . . . 23,4 ние механизации основных процессов в горячих цехах, в частности не только в металлургии, но и в химическом, в керамическом и других аналогичных производствах, механизации всего внутризаводского транспорта, механизации перевозки, разливки едких и взрывчатых веществ и т. п. б) Дальнейшая разработка вопросов о полной замене в ряде случаев ядовитых веществ безвредными. Уже сейчас научно-исследовательская мысль имеет по этой линии ряд достижений, однако далеко еще не внедренных полностью в производственную практику. Помимо того в ряде случаев, когда технологическая и экономическая стороны вопроса уже в достаточной мере выяснены, необходимо обеспечить достаточное количество новых веществ, заменяющих прежние привычные, но ядовитые компоненты. По этой линии можно указать на необходимость окончательного вытеснения из производства свинцовых белил, обеспечение в достаточных размерах выпуска литопоповых, цинковых и титановых белил, введение в резиновом и других производствах вместо резинового клея водных дисперсии каучука, изыскание безвредных бсс-свипцовых сиккативов (марганцово-кобальто-вые сиккативы по исследованиям Ин-та охраны труда, оказались далеко не безвредными), изыскание новых неядовитых растворителей для лаков, красок и т. п. в) Стандартизация применяемых в производстве смесей хим. продуктов и обеспечение чистоты и отсутствия примесей ряда хим. веществ, в случае их загрязнения (как напр. серной к-той, мышьяком) грозящих возможностью отравлений, г) Тщательная разработка вопросов герметизации хим. аппаратуры, полностью устраняющей возможность проникновения в рабочую зону хотя бы и небольших количеств вредных и опасных газов и паров. Особое значение при этом приобретает разработка вопросов о материале для хранилищ и трубопроводов, а также прокладок и замазок, противостоящих действию кислот и других разъедающих веществ, д) Тщательная разработка вопросов естественного проветривания рабочих помещений (аэрации), основанного на разнице t° и действии ветра, е) В области производственного освещения особое внимание должно быть уделено во втором пятилетии качественным вопросам освещения, причем огромнейший рост электрификации СССР даст возмояшость повысить освещение значительно выше минимальных гиг. норм, ставя себе задачей создание подлинных комфортных условий при работе (особенно тонкой и мелкой), что в свою очередь должно значительно повысить производительность Т. Необходимо будет обратить особое внимание на постановку надлежащего производства электрооборудования (в первую очередь производственного) и в частности взрыво- и газобезопасной арматуры, ж) Необходимо поставить себе задачу уже во втором пятилетии широко внедрить в производственную практику применение ламп искусственного дневного света и в особенности т. н. увиолевых ламп, пропускающих столь ценные для организма ультрафиолетовые лучи («лучи жизни»). з) Техническая реконструкция, и особенно широкое развитие машиностроения, и борьба за освоение в частности производства до 200 новых типов станков ставят перед органами охраны Т. и перед научными ин-тами вопрос о необходимости принятия активного участия в их конструировании для того, чтобы сделать их полностью безопасными и в то же время максимально учитывающими физические и психологические особенности работника, т. е. сделать работу на них максимально производительной, удобной и приятной, и) Во второй пятилетке вопросы охраны Т. должны быть тесно связаны с вопросами рационализации и организации отдыха как производственного (в частности внедрение физкультуры в краткие перерывы, использование перерывов для музыки, коллективного пения и т. д.), так и внепрр-изводственного (в особенности активного в виде различного рода вылазок, местного туризма и т. п.). Особенно большое внимание должно быть уделено озеленению всей территории предприятий, что не только стимулирует рабочих, повышая их тонус, но и имеет огромнейшее гиг. значение. Опыт Горловки и других районов Донбасса особенно ясно доказал, что цветы могут служить одним из могучих рычагов повышения добычи угля и металла. Грандиозные задачи, стоящие перед вторым пятилетием в области создания здоровых и радостных условий Т., должны исходить из слов великого вождя мирового пролетариата тов. Сталина, сказанных им на выпуске академиков Красной армии 4/V 1935 г.: «Техника без людей, овладевших техникой,—мертва. Техника во главе с людьми, овладевшими техникой, может и должна дать чудеса...». Второе пятилетие— пятилетие неслыханного подъема культуры и исключительного внимания к потребностям здоровых, бодрых и жизнерадостных,_ всесторонне развитых сознательных строителей социализма—есть пятилетие огромнейших достижений, создающих все условия для здорового и радостного труда. См. также Профилактика, Профессиональная гигиена, Профессиональные заболевания, Социальная гигиена, Социальное страхование, Травматизм. Лит.: Бебель А., Женщина и социализм, М.— II., 1923; Б у р д я н о к и й И., Основы рационализации производства, М., 1934; он ж е, Против механицизма в рационализации, М., 1931; Васильев И., Л и -б е р м а н Л. и Фридман Г., Вопросы социальной гигиены в трудах Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина и решениях ВКП(б) и Коминтерна, M—Л., 1933; Вопросы труда в работах Ленина (подготовлено it печати Н. i оляидииым, М., 1933); Вопросы труда молодежи (статьи В. Шмидта, И. Перемысловсного, Я. Гиндина, Г. Шварца, С. Каплуна, С. Розовского), М., 1926; В помощь roccauiinciiciiTopv, под ред. В. Какгеларп, М., 1935; Г е с с е и В., История законодательства о труде рабочей молодежи в России, Л., 1927; Гирш М., Здоровье и профессиональная заболеваемость женщины в свете социальной гигиены, М-, 1926; Гришин ".'.., Правовое положение юношеского труда в СССР, М., 1929; Гр осман В., Социалистическая рационализация промышленности, М.—Л., 1932; Данилова Е., Действующее законодательство о труде Союза ССР и союзных республик (Сб. действ, декретом), т. I—III, M., 1929—31; Детский труд (сб.), Харьков, 1922; Каплун С, Женский труд и охрана его, М., 1921; он ж е, Указатель литературы на русском языке по научной организации труда и смещ! ым вопросам, М., 1924; о н да е, Теория и практика охраны труда, т. I—II, М., 1926—27; о и ж е, Санитарная инспекции труда, М., 1927; он же, Охрана труда СССР в цифрах, М., 1928; он же, Основы охраны пруда, М., 1930; он же, Маркс и вопросы гигиены труда, Гиг. труда, 1933, № 2; о я щ е, Ленин и вопросы охраны труда, Гиг. труда, 1934, К° 1—2; Кодекс законов о труде (с изменениями до I.VІ 1934 г.), М., 1934; К о л л о н т а й А., Социальные основы женского труда, СПБ, 1909; Крупская Н., Заветы Ленина о раскрепощении женщины, М., 1933; Ленин В., Сочинения, изд. 3, т. I— Объяснение закона о штрафах, взимаемых с рабочих па фабриках и заводах, т. II—Новый фабричный закон, т. Ill—Развитие капитализма в России, т. XVІ— Рабочий день на фабриках Московской губернии; Рабочий день и рабочий год в Московской губернии; Научная система выжимания пота; Одна из великих побед техники, т. XVІI—Система Тэйлора—пора- бощение человека машиной; о н ж е, О работницах и крестьянках, М.—П., 1925; он же, Раскрепощение женщины, М., 1934; Ленин, Сталин и решения партии о производительности труда (Сб., сост. Ф. Михайловым и Д. Резниковым, М., 1934); Маркс К., Капитал, М.—Л., 1М31; Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин. о технике (Сб. материалов, сост. В. Асмус), 11.—Л., 1934: Маркус В., Охрана труд] молодежи, AI., 1925; он те, Охра'а трупа, М., 19::0; Мировое законодательство но охране детского труда, под ред. С. Каплуна, М., 1924; М у ц е н е к Я., Две рационализации, Киев, 1927; он же, Рационализация американского хозяйства, М., 1930; Рубинштейн М., Капиталистическая рацио 'ализации. М., 1930; Рязанцев II. и Осипович М., Фабзавком отвечает за охрану труда, 31., 1933; Серебряник, Женский труд н СССР, М., 1934; Снежков Е., Практический комментарий к Кодексу зако юв о труде, изд. 7-е. М., 1929; Ш а р и -к о в К., 7-часовой рабочий день, М., 1930; Штр ас-сер И., Охрана женского труда в современной Западной Европе, Москва, 1926; Энгельс Ф., Положение рабочего класса в Англии, Москва, 1Я31; он же, Роль труда в процессе очеловечения обезьяны, Москва, 1932; В г u p b а с h e r P., Eationalisierung und Hygiene, Berlin, 1932; L i p m a n n О., Das Arbeitszeitproblem, Berlin, 1924.                                                      С. Кдилуи.

Большая медицинская энциклопедия. 1970.

Синонимы:

Антонимы:

Смотреть что такое "ТРУД" в других словарях:

  • труд — труд, а …   Русский орфографический словарь

  • труд — труд/ …   Морфемно-орфографический словарь

  • ТРУД —         целесообразная деятельность человека, в процессе которой он при помощи орудий труда воздействует на природу и использует её в целях создания предметов, необходимых для удовлетворения своих потребностей. Рассматриваемый в таком общем виде… …   Философская энциклопедия

  • ТРУД — облагораживает человека. Виссарион Белинский Труд проклятие пьющего класса. Оскар Уайльд Я встречал очень мало людей, превозносивших тяжелый труд. И, странное дело, все они были те самые люди, на которых я работал всю жизнь. Билл Голд Обезьяна… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • Труд —  Труд  ♦ Travail    Утомительная или скучная деятельность, которой занимаются ради чего то другого. Разумеется, в труде можно находить удовольствие, труд даже можно любить. Но это все таки труд, а не игра, потому что труд ценится не ради труда и… …   Философский словарь Спонвиля

  • ТРУД — муж. работа, занятие, упражненье, дело; все, что требует усилий, старанья и заботы; всякое напряженье телесных или умственных сил; все, что утомляет. Человек рожден на труд. Без труда нет добра. Труд кормит и одевает. Лень с труда сбила. Что за… …   Толковый словарь Даля

  • труд — сущ., м., употр. очень часто Морфология: (нет) чего? труда, чему? труду, (вижу) что? труд, чем? трудом, о чём? о труде; мн. что? труды, (нет) чего? трудов, чему? трудам, (вижу) что? труды, чем? трудами, о чём? о трудах 1. Трудом называется… …   Толковый словарь Дмитриева

  • ТРУД — ТРУД, труда, муж. 1. только ед. Целесообразная деятельность человека, работа, требующая умственного и физического напряжения. «В СССР осуществляется принцип социализма: От каждого по его способностям, каждому по его труду .» История ВКП(б).… …   Толковый словарь Ушакова

  • труд — ТРУД, труда, муж. 1. только ед. Целесообразная деятельность человека, работа, требующая умственного и физического напряжения. «В СССР осуществляется принцип социализма: От каждого по его способностям, каждому по его труду .» История ВКП(б).… …   Толковый словарь Ушакова

  • ТРУД — ТРУД, труда, муж. 1. только ед. Целесообразная деятельность человека, работа, требующая умственного и физического напряжения. «В СССР осуществляется принцип социализма: От каждого по его способностям, каждому по его труду .» История ВКП(б).… …   Толковый словарь Ушакова

Книги

  • Труд 7 55-56-2018, Редакция газеты Труд 7. Семейный еженедельник. Последние мировые и российские новости. Интервью со звездами, новости спорта, кинематографа , культуры. Телепрограмма… Подробнее  Купить за 28.6 руб электронная книга
  • Труд 53-54-2018, Редакция газеты Труд. Одна из старейших общественно-политических газет (издается с февраля 1921 года). Корреспонденты «Труда» ежедневно рассказывают читателям о политике, культуре, спорте, экономике, жизни… Подробнее  Купить за 17.6 руб электронная книга
  • Труд 51-52-2018, Редакция газеты Труд. Одна из старейших общественно-политических газет (издается с февраля 1921 года). Корреспонденты «Труда» ежедневно рассказывают читателям о политике, культуре, спорте, экономике, жизни… Подробнее  Купить за 17.6 руб электронная книга
Другие книги по запросу «ТРУД» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.